вторник, 11 июля 2017 г.

Для подготовки к сочинению 15.3

Смотрите интерактивные собрания по темам


  1. «Внутренний мир человека»
  2. «Драгоценные книги»
  3. «Настоящее искусство»
  4. «Неуверенность в себе»
  5. «Доброта»
  6. «Выбор»
  7. «Жизненные ценности»
  8. «Любовь»
  9. «Материнская любовь» 
  10.  «Нравственный выбор»
  11. «Сила духа»
  12.    «Взаимовыручка»
  13.   «Счастье»
  14. "Дружба"
МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К СОЧИНЕНИЮ 15.3 (ОГЭ)

составлен на основе текстов из ОБЗ ФИПИ и представлен в виде таблицы, которая содержит следующую информацию:
1. ссылки на исходные тексты;
2. сформулированную идею каждого текста;
3. ключевые слова;
4. определение понятия с комментарием;
5. второй пример;
6. ссылки на готовые сочинения.                                        
                                                                                               
НА ТЕМУ «Что такое внутренний мир человека »

Текст из ОБЗ ФИПИ

Идея  
исходного текста
Ключевые слова
  
Определение с комментарием
Вступление
Второй пример  (из личного опыта,  из литературного произведения, из кинофильма, из СМИ, из прочитанного текста)

Список произведений по теме

Л.Н.Толстой. «После бала»
И.С. Тургенев. «Ася»
А.П. Платонов. «Никита»
А. Солженицын. «Матрёнин двор»
1
Текст Остромира про байкера и медведя.
Внешний облик человека не всегда соответствует его внутреннему миру.
Внутренний мир, духовный мир, чувства, эмоции, переживания, мировоззрение, внешний облик
Внутренний мир человека - это его духовный мир, состоящий из чувств, эмоций, мыслей, переживаний, представлений об окружающей среде. Всегда ли внутреннему миру соответствует внешний облик человека? Нет, не всегда. Порой под грозной внешностью скрывается ранимая натура. И наоборот.
Герасим (рассказ И.С.Тургенева «Муму»).
Джон Коффи (роман Стивена Кинга «Зелёная миля»).
Юшка (рассказ А.Платонова «Юшка»).
Челкаш (рассказ М.Горького «Челкаш»).
Мальчик-звезда (сказка О.Уайльда «Мальчик-звезда»).
2
Текст Л.Волковой про детские игрушки.
Внутренний мир  человека начинает формироваться ещё в детстве.
Внутренний мир, чувства, эмоции, мысли, мировоззрение,  детство
Внутренний мир человека - это его духовный мир, состоящий из чувств, эмоций, мыслей, представлений об окружающей среде. Внутренний мир человека начинает формироваться ещё в детстве. Большое значение в духовном развитии ребёнка имеют игра, фантазия и вера в чудеса.
Игорь (рассказ Саши Чёрного «Игорь-робинзон»).
Никита (рассказ А.Платонова «Никита»).
3
Текст
А.Г. Алексина про куклу Ларису.
Внутренний мир человека можно познать по его поступкам и словам.
Внутренний мир, духовный мир, чувства, мысли, эмоции, мировоззрение, поступки, действия, слова
Внутренний мир человека - это его духовный мир, состоящий из чувств, эмоций, мыслей, представлений об окружающей действительности. Чтобы познать внутренний мир другого человека, нужно приглядеться к его поступкам, прислушаться к его словам. 
У героя сказки Ю.Олеши «Три толстяка» маленького наследника престола Тутти была любимая кукла. Он относился к ней как к другу.  Когда гвардейцы искололи куклу штыками, Тутти рыдал над ней, будто над человеком. Это говорит о том, что у мальчика доброе сердце.
4
Текст В.Т.Шаламова про тетрадку для рисования.
Познать внутренний мир другого человека можно по его поступкам, увлечениям, творениям, предпочтениям в художественной литературе, музыке, кино и т.п.
Внутренний мир, духовный мир, чувства, мысли, эмоции, мировоззрение, поступки, действия, слова, увлечения, творения, предпочтения
Внутренний мир человека - это его духовный мир, состоящий из чувств, эмоций, мыслей, представлений об окружающей действительности. Познать внутренний мир другого человека можно по его поступкам, увлечениям, творениям, предпочтениям в художественной литературе, музыке, кино и т.п.
Отражением внутреннего мира поэта являются, конечно же, его стихи. Например, читая поэтические творения М.Ю.Лермонтова, такие, как "Парус", "Утёс", "И скучно и грустно...", "На севере диком...", мы понимаем, что внутренний мир автора этих строк наполнен одиночеством, тоской, отчаяньем, неудовлетворённостью собой.
Внутренний мир ребёнка отражается прежде всего в его рисунках.
Внутренний мир, духовный мир, чувства, мысли, эмоции, мировоззрение, ребёнок, душевное состояние
Внутренний мир человека - это его духовный мир, состоящий из чувств, эмоций, мыслей, представлений об окружающей действительности. Внутренний мир ребёнка отражается прежде всего в его рисунках. По тому, что и как изображает он на бумаге, какие цвета использует при этом, можно судить о его душевном состоянии.
Оба примера можно привести из исходного текста: 1 пример - о сказочных рисунках рассказчика,
2 пример – о мрачных рисунках незнакомого мальчика.
5
Текст В.Ю.Драгунского про боксёрскую грушу и плюшевого мишку.
Внутренний мир каждого человека уникален, он отражается в его действиях и отношении к окружающим.
Внутренний мир, духовный мир, чувства, мысли, эмоции, мировоззрение, поступки, действия, отношение к окружающим
Внутренний мир человека - это его духовный мир, состоящий из чувств, эмоций, мыслей, представлений об окружающей действительности. Внутренний мир каждого человека уникален, он отражается в его действиях и отношении к окружающим.
Цыганок (повесть М.Горького «Детство»).
Дина (повесть Л.Толстого «Кавказский пленник»).

НА ТЕМУ «Что такое выбор»


Список произведений по теме

А. Приставкин. «Золотая рыбка»
Л.Н.Толстой. «После бала»
6.
Текст Е.Гришковца о выборе профессии.
Выбрать будущую профессию непросто.
Выбор,                  будущая профессия
Выбор - это осознанное принятие решения из предложенного множества вариантов. С ситуацией выбора человек сталкивается постоянно, это жизненная необходимость. Особенно важно принять правильное решение при выборе будущей профессии, ведь от этого зависит дальнейшая жизнь человека. Порой сделать такой выбор очень непросто, но некоторые люди уже с малых лет знают, чем они будут заниматься, когда вырастут.
А вот А.В.Суворову не пришлось долго раздумывать о выборе своей будущей профессии. Уже в детстве, несмотря на слабое здоровье и отсутствие поддержки со стороны отца, он решил стать военным. Поэтому всю дальнейшую жизнь он посвятил достижению своей цели. Правильность выбранного им пути доказывает то, что имя А.Суворова вошло в историю нашей страны как имя легендарного полководца.
7
Текст А.Алексина про бабушку и Олега.
Родители не должны навязывать детям собственную волю при выборе ими будущей профессии.
Выбор,                 будущая профессия
Выбор - это осознанное принятие решения из предложенного множества вариантов. С ситуацией выбора человек сталкивается постоянно, это жизненная необходимость. Выбор - дело ответственное, особенно если он касается будущей профессии. Очень часто родители навязывают своим детям собственную волю, но это, на мой взгляд, неправильно, ведь сердце не обманешь. 
Я уже достиг того возраста, когда мне нужно решать, кем я стану в будущем, и в связи с этим в моей семье возникла похожая ситуация: мама советует мне пойти в медицину, а отец видит меня на военном поприще. Меня же привлекают творческие специальности, такие, как актёр, режиссёр. И, похоже, я уже знаю, кем стану...
8
Текст А.Деникина о военной карьере.
На выбор жизненного пути влияет многое: семейные традиции, детские увлечения, круг общения. 
Выбор, жизненный путь, семейные традиции,            детские увлечения,                 круг общения
Выбор - это осознанное принятие решения из предложенного множества вариантов. Выбор не может быть случайным, особенно если он касается будущей профессии.  На выбор жизненного пути влияет многое: семейные традиции, детские увлечения, круг общения. 
Вспомним также прославленного Александра Васильевича Суворова. Известно, что на выбор будущего военачальника оказала большое влияние библиотека отца, в которой А.Суворов, будучи ребенком, проводил целые дни. Его пристрастием были жизнеописания таких великих полководцев прошлого, как А.Македонский, Ганнибал, Юлий Цезарь. Детское воображение Александра Суворова было поражено картиной военных подвигов, поэтому уже с ранних лет он начал готовить себя к военной деятельности. 

НА ТЕМУ «Что такое дружба»


Список произведений по теме

М. Горький. «Детство»
Н.В. Гоголь. «Тарас Бульба»
В.Г. Короленко. «Дети подземелья»
Антуан де Сент Экзюпери.  «Маленький принц»
Эдуард Асадов. «Баллада о друге»
В. Солоухин. «Мститель»
В. Каверин. «Два капитана»
9
Текст В.А.Осеевой-Хмелёвой о Динке, Хохолке и Лёне.
В дружбе важны искренность и доверие.                   Настоящий друг не станет  обманывать.Дружба и ложь несовместимы.
дружба,               доверие, искренность,   
ложь,                  обман
Дружба – это не просто эмоциональная привязанность, это близкие отношения, основанные на доверии и искренности. Я считаю, что настоящий друг не станет тебя обманывать ни при каких обстоятельствах. Он найдёт в себе силы сказать правду, даже если ему непросто будет это сделать. 
Но, к сожалению, не всегда друзья поступают так, как это сделала героиня текста В.Осеевой. Когда-то у меня был друг, которому я очень доверял. В то время я увлекался игрой на гитаре.  Мне казалось, что я очень хорошо играю, и мой друг всегда меня хвалил, слушая мои песни. Но однажды я узнал, что на самом деле другу не нравилось моё исполнение. Но он скрывал это от меня. Может быть, он это делал из лучших побуждений, но наша дружба после случившегося прекратилась. Я не смог простить ему обман и лицемерие. Всё-таки я предпочитаю знать правду, пускай, не очень приятную, но правду.
10
Текст Н.Татаринцева про Петруху Васильева и Игоря Елисеева.
Настоящий друг всегда поддержит в трудной ситуации.
дружба, понимание, поддержка, помощь
Дружба -  это близкие отношения, основанные прежде всего на понимании и поддержке. На мой взгляд, настоящий друг всегда поймёт, когда ты нуждаешься в его помощи, и обязательно поддержит в трудной ситуации. Поэтому друзья необходимы каждому человеку.
Недавно в Интернете я прочитала историю одной девочки, у которой диагностировали облысение. Через месяц она потеряла все волосы и из–за этого боялась идти в школу. Но однажды утром девочка услышала стук в дверь. Это оказались десять ее друзей, которые, чтобы поддержать подругу, тоже побрили головы налысо.
11
Текст А.Алексина о трёх подругах.
Настоящий друг по достоинству оценит твои таланты и достижения и никогда не будет завидовать твоим успехам.
дружба, искренность, отсутствие зависти
Дружба - это близкие отношения, основанные на искренности, поддержке, бескорыстии. Я считаю, настоящий друг по достоинству оценит твои таланты и достижения и никогда не будет завидовать твоим успехам. И счастлив должен быть тот человек, который встретил в своей жизни настоящего друга. 
Ярким примером для подражания является отношение Вильгельма Кюхельбекера своему лицейскому другу А.С.Пушкину. Кюхля, как его называли товарищи, как никто другой осознавал гениальность юного поэта и не скрывал искреннего восхищения им. И А.С.Пушкин очень высоко ценил своего товарища.
12
Текст А.Алексина про Люсю и Олю.
Дружба основывается прежде всего на взаимопонимании, взаимопомощи и взаимоотдаче.
дружба, взаимопонимание, взаимопомощь, взаимоотдача
Дружба - это высшая нравственная ценность. Дружба основывается прежде всего на взаимопонимании, взаимопомощи и взаимоотдаче. Если один из друзей отдаёт другому свою заботу и внимание, но взамен ничего не получает, то такая дружба будет недолговечной. 
Вспомним другого литературного героя - Печорина, обрести настоящего друга которому тоже помешали эгоизм и равнодушие. Этот человек был увлечён только собой, собственными интересами и экспериментами, поэтому люди для него были всего лишь средствами для достижения своих целей. 
13
Текст В.Крапивина про мальчика, мечтающего о друге.
Каждый мечтает, чтобы у него появился настоящий друг.
дружба, одиночество,      мечта о настоящем друге,
духовная близость
Дружба  — это особые взаимоотношения между людьми, основанные прежде всего на духовной близости. Без дружбы человек чувствует себя одиноким, поэтому каждый мечтает, чтобы у него появился настоящий друг, который думает и чувствует так же, как и ты.
В настоящем друге нуждался и герой сказки А. де Сент-Экзюпери. Маленький принц жил на своей маленькой планете и заботился о единственном близком существе - прекрасной Розе. Но Роза была очень капризна, её слова часто обижали малыша, а это делало его несчастным. Но однажды Маленький принц покинул свою планету и отправился в путешествие по Вселенной в поисках настоящих друзей.
14
Текст В.Н.Кузнецовой про том Ч.Диккенса
Настоящий друг всегда бескорыстно окажет любую помощь.
дружба,                чуткость, поддержка, бескорыстная помощь
Дружба - это высшая нравственная ценность, это близкие отношения, основанные на искренности, поддержке, чуткости. На мой взгляд, настоящий друг всегда бескорыстно окажет любую помощь и не будет требовать что-то взамен.
Вспомним также одного из друзей А.С.Пушкина - В.А.Жуковского, который всегда приходил на помощь поэту, даже в самые трудные моменты. Например, во время Михайловской ссылки Василий Андреевич хлопотал перед двором об освобождении А.С.Пушкина, а в 30-х годах он пытался добиться примирения своего друга с царем, считая, что это принесет поэту пользу. А.С.Пушкин видел это, ценил и любил своего старшего друга, признавал его своим единственным советником.
15




16
Текст А.А.Лиханова о скелете.



Текст С.А.Лубенец о Веньке и Пашке.
С чего начинается дружба? С сочувствия, с доброго отношения к ближнему, с желания помочь, поддержать.
дружба,               начало дружбы, сочувствие, доброе отношение к ближнему, поддержка
Дружба - это высшая нравственная ценность. С чего начинается дружба? С сочувствия, с доброго отношения к ближнему. Дружба основывается на искренности, чуткости, сопереживании. Настоящий друг всегда поймёт, когда ты нуждаешься в помощи, и поддержит в трудный момент.
 Вспоминается также произведение Н.Татаринцева, герой которого - Игорь Елисеев - в непростой ситуации понял и поддержал своего друга - Петруху Васильева. Когда одноклассники ополчились против Петрухи из-за то, что он отказался вместе с ними сбежать с урока, Игорь сразу понял причину поступка своего товарища, ведь у мамы Петрухи было больное сердце. Видя враждебный настрой ребят, Игорь решил заступиться за друга, при этом он не побоялся пойти против всех, так как дружба для мальчика оказалась важнее чувства коллективизма. 
17
Текст Ю.Нагибина о Павлике.
Что может разрушить дружбу? Ложь, эгоизм, предательство.
дружба,               ложь,         
 обман,                эгоизм, предательство
Дружба - понятие многогранное и в то же время очень простое и ясное. Дружба - это ваше пристанище, отдушина, источник поддержки и понимания. Поэтому сохранить дружеские отношения просто необходимо, но, к сожалению, это удаётся не всегда. Что может разрушить дружбу? В дружбе, на мой взгляд, нет места лжи, эгоизму, предательству.
В одном из произведений А.Алексина рассказывается о двух подругах - Люсе и Оле, дружеские отношения которых были обречены, потому что одна из них - Люся - всегда проявляла заботу о подруге, а другая нет. Даже когда у Оленьки появилась возможность сделать приятное для Люси, она не посчитала нужным ею воспользоваться, чем очень обидела подругу. Оля поступила эгоистично, она не подумала об интересах и желаниях Люси, поэтому их дружбе пришёл конец. 
18
Текст Л.Улицкой про Илью, Саню и Миху.
Дружеские отношения невозможны без поддержки, общих интересов и схожести характеров. 
дружба,                доверие, взаимопонимание, поддержка,
 общие интересы, схожесть характеров
Дружба - это высшая нравственная ценность. Дружба начинается с доверия, взаимопонимания. На мой взгляд, дружеские отношения невозможны без поддержки, общих интересов и схожести характеров. 
Похожую историю дружбы рассказывает нам и А.А.Лиханов. Его герой - школьник, который захотел помочь скромному новенькому, Витьке Борецкому, защитить своё достоинство перед недружелюбным одноклассником Вовкой Мешковым. Для этого мальчик не только разработал целый план, но и принял участие в его реализации. Благодаря находчивости и смелости главного героя, отношение Мешкова к новенькому изменилось в лучшую сторону и Витька передумал переходить в другую школу. Мне кажется, что впоследствии ребята станут верными друзьями.
19
Текст Е.А.Пермяка про Андрюшу Рудакова и Асю.
Друг всегда защитит, успокоит, поддержит, выручит.
дружба,               чуткость, поддержка, доверие,              защита
Дружба - это особые отношения между людьми, основанные прежде всего на чуткости, поддержке, доверии. Друг всегда защитит, успокоит, выручит. Поэтому роль друзей в жизни каждого человека огромна: они помогают преодолевать различные трудности.  
Но в прочитанном тексте есть ещё один пример настоящей дружбы. Впечатлённый историей Анны Сергеевны, Андрюша осознал своё несправедливое отношение к робкой однокласснице Асе и понял, что только дружеское плечо поможет девочке справиться с собственными страхами. Андрюша смог завоевать доверие Аси, и, мне кажется, в будущем он станет ей надёжным другом.
20
Текст-притча о светлячке и мальчике.
Не каждый человек, называющий себя другом, является таковым.
дружба, искренность, притворство, выгода
Дружба - это отношения, основанные на преданности, искренности и поддержке.  Друзья есть у многих. Но не каждый человек, называющий себя другом, является таковым. Ведь очень часто люди притворяются друзьями только ради собственной выгоды или достижения своих целей. 
Вспомним также взаимоотношения героев повести А.С.Пушкина "Капитанская дочка" Гринёва и Швабрина. Когда ещё совсем не опытный Петруша приехал в крепость, Швабрин умело притворился его другом. А сделал он это из корыстных побуждений: ему хотелось быть ближе к своему сопернику и держать под контролем привязанность Гринёва к дочери коменданта Маше, для того чтобы впоследствии устранить его. Но Гринёв вовремя распознал коварство Швабрина. Эта история учит нас внимательнее относиться к тем, кто называет себя нашими друзьями.
21
Текст Е.Чепилка про велосипед.
В дружбе часто приходится сталкиваться с испытаниями, и только преданные друзья проходят их достойно.
дружба, испытания,  настоящие друзья
Сложно представить человеческую жизнь без дружбы, ведь дружба - это высшая нравственная ценность. Друзей связывают общие интересы, они понимают друг друга, поддерживают в трудных ситуациях. В дружбе часто приходится сталкиваться с испытаниями, и только преданные друзья проходят их достойно.
Вспомним также героиню сказки Г.Х.Андерсена Герду. Когда её друг Кай попал в беду, она, не задумываясь, отправилась на его поиски. Ей пришлось преодолеть множество препятствий. На её пути встречались и злые разбойники, и хитрая колдунья; ей приходилось мёрзнуть и голодать. И только благодаря преданному сердцу эта хрупкая девочка смогла освободить своего друга из плена Снежной королевы.

НА ТЕМУ «Что такое жизненные ценности»

Список произведений по теме
А.С. Пушкин. «Евгений Онегин»
Н.В. Гоголь. «Тарас Бульба»
А.П. Платонов. «Юшка»
Л.Н. Андреев. «Кусака»
22
Текст В.С.Токаревой о Королькове, Надежде и Оксане.
Жизненные ценности формируются в детстве, они закладывают фундамент всей дальнейшей жизни.
Жизненные ценности, детство, фундамент будущей жизни
Жизненные ценности - это то, что люди считают важным в своей жизни. Это их убеждения, принципы, ориентиры. Это компас, который определяет не только судьбу человека, но взаимоотношения с окружающими. Жизненные ценности формируются в детстве, они закладывают фундамент всей дальнейшей жизни.
Героиня комедии Д.И.Фонвизина "Недоросль" госпожа Простакова так же, как и Корольков, не научила своего сына Митрофана многим важным вещам: уважать родного отца и старших, трудиться, учиться. Главные жизненные приоритеты для него - это хорошо поесть, поспать и побездельничать. У него отсутствуют нравственные ориентиры, поэтому ему трудно будет устанавливать взаимоотношения с окружающими людьми.
23

           

24
Текст И.А.Клеандровой про Софью, Лену и Катю.


Текст П.С.Романова про Трифона Петровича и Поликарповну.
Жизненные ценности бывают материальные и духовные. Какие из них имеют большую значимость для человека?
Жизненные ценности, материальные ценности, духовные ценности
Жизненные ценности - это то, что люди считают важным в своей жизни, о чем они мечтают и к чему стремятся. Это их убеждения, принципы, ориентиры. Это компас, который определяет судьбу человека. Жизненные ценности бывают материальные и духовные. Какие из них имеют большую значимость для человека?
Герой комедии Н.В.Гоголя «Ревизор» Хлестаков (жизненные ценности – развлечения, удовольствия, модная одежда)
Герой повести Н.В.Гоголя Чичиков (жизненные ценности – нажива, материальный достаток).
Главный герой рассказа И.Бунина «Господин из Сан-Франциско» (жизненные ценности – зарабатывание денег).
25
Текст А.Г.Алексина про бабушку.
У каждого человека свои жизненные ценности.
Жизненные ценности, убеждения, принципы, ориентиры
Жизненные ценности - это то, что люди считают важным в своей жизни. Это их убеждения, принципы, ориентиры. Это компас, который определяет не только судьбу человека, но и взаимоотношения с окружающими.  У каждого человека свои жизненные ценности.
Герой «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» Калашников (жизненные ценности – честь, семья).
26
Текст А.Г.Алексина про позднего ребёнка.
У каждого человека собственная система жизненных ценностей, свои приоритеты. 
Жизненные ценности, принятие решений, жизненное предназначение, взаимоотношения с людьми, свои приоритеты
Жизненные ценности - это то, что люди считают важным в своей жизни, что определяет цели и мотивы их деятельности, о чем они мечтают и к чему стремятся. Жизненные ценности играют ключевую роль в судьбе человека, потому что от них зависит принятие решений, осуществление жизненного предназначения, взаимоотношения с другими людьми. У каждого человека собственная система жизненных ценностей, свои приоритеты. 
Герои повести Н.В.Гоголя «Тарас Бульба»: Андрий (главная жизненная ценность – любовь к женщине), Остап, Тарас (главная жизненная ценность – любовь к родине, преданность общему делу, товарищам).
Герой рассказа М.Горького «Старуха Изергиль» Данко (жизненная ценность – служение народу).
Герои рассказа М.Горького «Макар Чудра» Лойко Зобар и Радда (жизненная ценность – свобода).
Герой поэмы М.Лермонтова «Мцыри» (жизненная ценность – свобода).
27
Текст К.Г.Шахназарова про Ивана и Катю.
У людей, принадлежащих к разным поколениям, жизненные ценности могут отличаться.
Жизненные ценности, убеждения, принципы, ориентиры
Жизненные ценности - это то, что люди считают важным в своей жизни. Это их убеждения, принципы, ориентиры. Это компас, который определяет не только судьбу человека, но и взаимоотношения с окружающими.  У людей, принадлежащих к разным поколениям, жизненные ценности могут отличаться.
Герой повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка» Петр Гринёв (жизненная ценность – честь).
Герой комедии Д.Фонвизина «Недоросль» Митрофан (жизненные ценности – безделье, обильная еда).
28
Текст И.Муравьёвой о дедушке и внучке.
Каждый человек сам определяет свои жизненные ценности.
Жизненные ценности, материальные и духовные ценности
Жизненные ценности - это то, что люди считают важным в своей жизни, что определяет цели и мотивы их поступков. Жизненные ценности бывают материальные и духовные. Каждый человек сам решает, ради чего он живёт. 
Героиня рассказа Л.Улицкой «Дочь Бухары» Бухара (жизненная ценность – счастье собственной дочери).

НА ТЕМУ «Что такое  драгоценные книги»

Список произведений по теме
М. Горький. «В людях»
К.Г. Паустовский. «Сказочник»
29
Лиханов. Детская библиотека (повесть о тяжелом военном детстве)
Драгоценные книги - это те книги, которые становятся путеводной звездой читателя, на всю жизнь формируют его идеалы и мировоззрение.
Драгоценные книги,
 ценный,
дорого стоящий,
дорогой,
память людей.
Драгоценные книги должны быть у каждого ребёнка, потому что острота восприятия в детстве очень велика и ранние впечатления могут потом влиять на всю жизнь.
Впечатления, связанные с драгоценными книгами,  надолго остаются в памяти людей.
Для меня драгоценными книгами являются тоже книги детства, например, сказки Г.Х.Андерсена. Они научили меня доброте, дружбе, преданности. Эти произведения не только расширили мои представления об окружающем мире, но и во многом определили мои идеалы.
30
Песков В.М.. История, которая во многом определила отношение к миру.
Драгоценные книги – это книги, которые мы особенно ценим, потому что они помогают нам найти ответы на многие вопросы, формируют наш характер, книги, к которым мы готовы обращаться снова и снова. Такие книги становятся  другом и советчиком человека, завораживают его, делают участником событий, описанных на их страницах.
воображение, обогащение внутреннего мира человека,
Драгоценные книги – это книги, которые развивают воображение, обогащают внутренний мир человека, открывают перед ним что-то новое. Такие книги должны быть у каждого, ведь именно благодаря им в человеке закладываются основы нравственности. Впечатления, связанные с драгоценными книгами,  надолго остаются в памяти людей.
Вспоминается другой случай, связанный с книгой, о котором поведал в своём произведении писатель В.Дроганов. Этот случай помог главному герою открыть глаза на важные вещи. Однажды в школьные годы он пожалел одну очень хорошую книгу для своего одноклассника. Спустя какое-то время рассказчик посмотрел на эту историю другими глазами:  ему врезались в память и грубые слова, которые он прорычал однокласснику, и его растерянность. Главный герой признается, что произошедшее даже через тридцать лет отзывается болью в сердце, потому что он осознал, что вот так легко "разрушил огромный дом человеческой веры".

НА ТЕМУ «Что такое  любовь»

Список произведений по теме
А.П.Чехов. «О любви»
И.А.Бунин. «Кавказ»
А.И.Куприн. «Куст сирени»
Л.Пиранделло. «Черепаха»
О. Генри. «Дары волхвов»
Н.А. Некрасов.  «Княгиня Трубецкая»
Н.В. Гоголь. «Тарас Бульба»
Повесть временных лет
31
Ю.Я.Яковлева, герой которого влюблён в Наилю.
Любовь – это непреодолимое влечение к другому человеку, желание быть с ним рядом, заботиться и оберегать, жертвовать собой ради любимого – и в то же время не чувствовать себя зависимым, быть внутренне свободным, оставаться самим собой. Любовь невозможна без взаимного уважения, заботы, верности, ответственности.
Любовь, верность,
забота, уважение,
ответственность
Любовь— это самое сокровенное чувство, которое может испытать один человек к другому. Это некое влечение, желание, стремление быть рядом с объектом своей любви. Любовь облагораживает, заставляет по-другому воспринимать окружающий мир, любоваться и восхищаться тем, кого любишь, и даже совершать подвиги.
Не менее искренние и глубокие чувства испытывает и Пётр Гринёв, герой повести А.С.Пушкина "Капитанская дочка". Ради любви к Маше Мироновой он готов на многое: драться на дуэли, вернуться во вражеский стан, обмануть Пугачёва и даже принять несправедливое обвинение в измене воинскому долгу.

НА ТЕМУ «Что такое материнская любовь»

Список произведений по теме
Д.И.Фонвизин. «Недоросль»
Л.Н. Толстой. «Детство»
Н.В. Гоголь. «Тарас Бульба»
К.Паустовский. «Телеграмма»
А.Н. Толстой. «Русский характер»
32
А.Г.Алексин, о любви матери к сыну
Материнская любовь – это любовь каждой матери к своему сыну, это поддержка и забота в трудную минуту. Материнская любовь чувствуется на расстоянии.
Сила, способная творить чудеса, возрождать к жизни, спасать от  опасных болезней.
Что такое Материнская любовь? Это самое прекрасное и сильное чувство в мире. Мать никогда не предаст, всегда поддержит, разделит с тобой твою радость и печаль.
Поражает силой материнской любви и героиня рассказа Л.Е.Улицкой "Дочь Бухары". Бухара не просто проявила к собственному ребёнку заботу, она совершила материнский подвиг, всю себя отдав воспитанию дочери Милы, у которой был синдром Дауна. Даже будучи смертельно больной, мать продумала всю дальнейшую жизнь дочки: устроила на работу, нашла ей новую семью, мужа, и только после этого позволила себе уйти из жизни.
33
По Л. Матрос
Материнская любовь проявляется в желании матери стать ребенку лучшим другом, надежным другом.
Жертвенность, бескорыстие, любовь к своему ребенку
Что такое материнская любовь? Это самая чистая, искренняя и сильная любовь. Это безвозмездная любовь. Ведь мама любит своего ребёнка, не потому что он что-то сделал, а потому что это её ребёнок.
Обратимся к произведению А. Толстого «Русский характер». Егор Дрёмов, не желая огорчать своих старых родителей, не сообщил им, что приезжал именно он, но материнское сердце почувствовало, что приезжал именно он. Родителям неважно как выглядит их ребенок, они будут любить его всегда, каким бы он не был.
НА ТЕМУ «Что такое настоящее искусство»

Список произведений по теме
В.В. Вересаев.  «Состязание»
В.Г. Короленко. «Слепой музыкант»
Л.Н. Толстой. «Альберт»
В.П. Астафьев.«Домский собор»
34
По К.Г. Паустовскому
Настоящее искусство подобно могучей силе, способной пробудить в человеке сильные чувства, вызвать эмоции, заставить задуматься о серьёзных жизненных вопросах.
Настоящее искусство,
уроки жизни,
открытие
Искусство – это творческое отображение действительности в художественных образах.  Настоящее искусство не только украшает нашу жизнь, но и  пробуждает в человеке сильные чувства, открывает новый мир, помогает преодолевать жизненные трудности.
Другой герой текста - Лёнька - тоже оказался человеком, неравнодушным к искусству. Он не только был восхищён тонкой работой художника, но и, осознавая всю ценность этих произведений для будущих поколений, помог спасти гравюры от уничтожения.
35
По В.А. Осеевой
Искусство – это творческое отображение действительности в художественных образах.  Соприкосновение человека с произведениями искусства способствует его духовному обогащению. 
·         Произведения настоящего искусства являются народным достоянием, важнейшими духовными ценностями, которые должны передаваться другим поколениям. 

О воздействии искусства на человека поведал в своём рассказе "Корзина с еловыми шишками" и К.Паустовский. Когда Дагни услышала музыку великого композитора, она открыла для себя новый, потрясающе яркий, красочный, вдохновляющий мир. Чувства и эмоции, которые были незнакомы ей ранее, всколыхнули всю душу и открыли её глазам еще неизведанную красоту. Эта музыка показала девушке не только величие окружающего мира, но и ценность человеческой жизни.
36
По тексту В.П.Астафьева про Лину и Планетарий
Искусство – это творческое отображение действительности в художественных образах.
Настоящее искусство,
уроки жизни,
открытие
Настоящее искусство отличается от мнимого тем, что оно затрагивает самые сокровенные струны души и облагораживает внутренний мир того, кто к нему прикоснулся.
Главного героя произведения А. П. Чехова «Скрипка Ротшильда» - Якова Матвеевича - найденная им мелодия, изумительная по красоте, трогательная и печальная, заставляет сделать философские обобщения гуманного характера: если бы не было ненависти и злобы между людьми, мир стал бы прекрасен, никто бы не стал друг другу мешать. Он впервые испытал стыд от того, что обижал окружающих.

НА ТЕМУ «Что такое неуверенность в себе»
Список произведений по теме
Н.В.Гоголь. «Шинель»
Л.Андреев. «Петька на даче»
А.П.Чехов. «О любви»  неуверенность в себе помешала Алёхину обрести счастье с Анной Алексеевной)
И.С.Тургенев. «Ася»  (неуверенность в себе заставила господина Н. отказаться от собственного счастья)
(неуверенность в себе заставила Костылина провести несколько месяцев в плену у татар в ожидании выкупа)
37
По тексту Н.Дубова про мальчишек-изобретателей
Неуверенность в себе - это отсутствие веры в себя, свои силы, возможности и способности. Неуверенные в себе люди имеют заниженную самооценку, они страдают комплексом неполноценности. Эта черта очень мешает в жизни. Необходимо с ней бороться, преодолевать.
Неуверенность, страх, неудача,
Неуверенность - это полная противоположность уверенности: самодостаточности противопоставляется ориентированность на разочарование и недоверие; вере в свои возможности - сомнения в физических и духовных силах. В целом, неуверенность - это очень плохая черта характера, способная стать причиной массы неприятностей.
С этой же проблемой столкнулся и герой рассказа Л.Андреева "Петька на даче". Петька - это ребёнок из бедной семьи, отданный учеником к парикмахеру. Там он выполнял самую тяжёлую и грязную работу. Мальчик никогда не слышал от хозяина доброго слова, только крики, ругань, угрозы. В такой обстановке Петька становился униженным, забитым и неуверенным в себе.
38
По тексту В.И.Одноралова
Неуверенность – это боязнь принимать самостоятельное решение из-за сомнения в своих силах, возможностях, способностях, боязнь потерпеть неудачу.
Боязнь принимать самостоятельное решение
внутренние опасения

Неуверенность в себе - это отсутствие веры в себя, свои силы, возможности и способности. Неуверенные в себе люди имеют заниженную самооценку, они страдают комплексом неполноценности. Эта черта очень мешает в жизни. Необходимо с ней бороться, преодолевать.
Преодолевает свою неуверенность и героиня повести А.С.Пушкина "Капитанская дочка" Маша Миронова. В начале произведения перед нами очень робкая, пугливая девушка. Она краснеет во время разговора и падает в обморок при пушечном выстреле. Но перенесённые испытания закаляют характер Маши. В конце повести героиню не узнать: она смело и решительно борется за спасение своего возлюбленного.
39
По тексту С.А.Лубенец про пиджак
Неуверенность - это боязнь, внутренние опасения, связанные с заниженной самооценкой. Страхи, сковывающие человека, не дающие ему расти и развиваться дальше, заставляющие колебаться при решении каких-либо вопросов, свершении действий - всё это и есть определение того, что такое неуверенность в себе.
Страхи, колебания
Что такое неуверенность в себе? Думаю, это, в первую очередь, зависимость человека от мнения других и сомнение в своих физических и умственных силах. Кроме этого, это неумение принимать самостоятельные решения и низкая самооценка, и, как следствие, неуверенность является причиной многих неприятностей.
В произведении Экзюпери «Маленький принц» герой улетает от любви, ведь сомневается в том, что ей нужен. Он думает, будто не достоин ее, а Роза слишком горда, чтобы его удержать. Но ведь их чувства были взаимны, а разлука стала лишь следствием неуверенности принца в себе.

НА ТЕМУ «Что такое сила духа »

Список произведений по теме
В.Каверин. «Два капитана»
М.Ю. Лермонтов. «Бородино» 
40
По тексту Л.Овчинниковой
Сила духа – это способность человека заставить себя что-то делать через «не могу». Именно она является основным движущим фактором при достижении поставленной цели.
Сознание
воля
внутренняя энергия человека
Что такое сила духа? Сила духа — одно из качеств, делающих человека стойким и несгибаемым. Эта сила складывается из воли и упорства. О мужественных людях говорят, что они сделаны из железа, не гнутся и не ломаются.
Необыкновенной силой духа обладает и легендарный лётчик, герой "Повести о настоящем человеке" Б.Полевого Алексей Мересьев. Из-за тяжёлого ранения во время Великой Отечественной войны ему ампутировали обе ноги. Но Мересьев не пал духом. Благодаря регулярным тренировкам, превозмогая боль, Мересьев не только смог восстановиться физически, но и вернулся в небо. Сила духа этого человека вызывает искреннее восхищение!
41
По тексту Г.Я.Бакланова
   Сила духа - это одно из важных качеств человека, делающее его сильным не физически, а морально. Благодаря силе духа человек способен пережить трудные жизненные ситуации, справиться с тяжелыми воспоминаниями, побороть свои страхи, поверить в светлое будущее и оказать поддержку другим.
Сила духа – это стержень человека. Именно душевная сила позволяет ему добиваться жизненных целей и преодолевать препятствия, делает нас способными на настоящий поступок.
  Вспомним также историю двух сестер, Нюры и Раи, переживших тяжелые, страшные дни блокады в Ленинграде. Несмотря на смерть матери, голод, холод, девочки не пали духом, они продолжали жить, занимались творчеством и поддерживали своими выступлениями моряков, уходящих в бой. Мужество и стойкость  этих девочек вызывает восхищение.
42
По тексту Ч.Айтматова про Авалбёка
Сила духа (твердость духа) — высокая духовная, душевная стойкость. Благодаря ней достигаются цели и покоряются вершины. Это вся наша внутренняя энергия, без которой мы не сможем ничего добиться в жизни.

Сила духа - это одно из важных качеств человека, делающее  его сильным не физически, а морально. Сила духа помогает справиться с различными жизненными трудностями. Она проявляется в стойкости и вере в лучшее будущее.
   Вспомним другое художественное произведение -  «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого, главный герой которой - лётчик Алексей Мересьев. Во время Великой Отечественной войны его самолет был сбит фашистами. К счастью, Мересьев  остался жив, но из-за обморожения ему ампутировали обе ноги. Однако, несмотря на тяжелую реабилитацию, он научился ходить на протезах, а впоследствии снова сел за штурвал. Это говорит о том, что Мересьев обладает силой духа.



НА ТЕМУ «Что такое счастье»

Список произведений по теме
Л. Пиранделло. «Черепаха»
О. Генри. «Дары волхвов»
Л.Н. Толстой. «Детство»
Повесть временных лет
43
По тексту Э.Е.Фоняковой про начало войны
Что такое счастье? «Счастье — состояние человека, которое соответствует наибольшей внутренней удовлетворённости условиями своего бытия, полноте и осмысленности жизни, осуществлению своего человеческого назначения» - читаем мы в Википедии. Я бы добавила, что счастье - это гармония в душе человека.
Состояние души
Радость
Внимание

Счастье - это состояние души человека, это высшее удовлетворение жизнью. Каждый человек вкладывает в это слово своё понимание. Для ребёнка счастье - это мирное небо над головой, развлечения, веселье, игры, любящие родители. И страшно, когда счастливый мир ребёнка рушится.
Вспомним также героя рассказа Л.Андреева "Петька на даче". Петька - это ребёнок из бедной семьи. Он был отдан учеником к парикмахеру, где выполнял самую тяжёлую и грязную работу. Такая жизнь не приносила ребёнку никакой радости. Настоящее счастье мальчик почувствовал, когда мать привезла его на дачу. Там он отдыхает, купается, исследует развалины старинного дворца, словом, делает всё то, что и положено делать ребёнку. Но счастье внезапно обрывается: мальчику велят вновь возвращаться к своим скучным, изнуряющим обязанностям. Для Петьки это возвращение - настоящая трагедия.
44
По тексту Н.Аксёновой про отца
Задумывались ли когда-нибудь над вопросом, что такое счастье. Мне кажется, счастье – это такое состояние души, когда всё видится в розовом цвете, когда каждый мир жизни приносит радость. Счастье должно быть настоящим… Дом — тёплым… Любовь -  взаимной… Дружба – надёжной...

Счастье - это состояние души человека, когда он испытывает радость, удовлетворение жизнью. У каждого человека свое представление о счастье. Одних людей счастливыми делают победы, других - материальные блага, третьих - близкие люди. Докажу свои слова двумя примерами.
Пример из жизненного опыта. В детстве я мечтала о собаке, а мои родители были против. Но однажды, придя домой из школы, я неожиданно увидела маленького щенка. Оказывается, мама с папой решили сделать мне сюрприз и подарить собаку. В этот момент я почувствовала себя самой счастливой, потому что, когда мечты сбываются,- это счастье.

Исходные тексты

1

(1)В дет­стве у меня была лю­би­мая мяг­кая иг­руш­ка раз­ме­ром при­мер­но с не­боль­шую ди­ван­ную по­душ­ку. (2)Это был мед­ведь. (3)Я тас­кал его по­всю­ду и даже в кро­ват­ке не рас­ста­вал­ся с ним. (4)Из всех иг­ру­шек ясель­но­го воз­рас­та мед­ведь был забыт самым по­след­ним. (5)В общем, я вырос, стал дядь­кой с боль­шой бо­ро­дой и та­ту­ха­ми и вме­сто плю­ше­вых мед­ве­жат по­лю­бил мо­то­цик­лы.
(6)И вот од­на­ж­ды мне при­снил­ся мед­ве­жо­нок из дет­ства. (7)Сон был не­при­ят­ный: мед­ве­жо­нок стоял в цен­тре пу­стой ком­на­ты, в мер­ца­ю­щем свете лам­поч­ки, а за окном как будто бы со­би­рал­ся ура­ган. (8)Мед­ведь в упор смот­рел на меня и тянул ко мне лапу, как будто по­ка­зы­вал на что-то у меня за спи­ной, как будто пре­ду­пре­ждал о чём-то.
(9)Я не при­дал зна­че­ния сну. (10)Од­на­ко на сле­ду­ю­щий день я ехал в мо­то­клуб, и «де­вят­ка» под­ре­за­ла меня так, что я пе­ре­ле­тел через руль и при­зем­лил­ся на живую из­го­родь, по­са­жен­ную вдоль до­ро­ги. (11)Имен­но она меня и спас­ла. (12)Я по­лу­чил ушибы, не­боль­шой вывих плеча, а мо­то­цикл серьёзно по­стра­дал и тре­бо­вал до­ро­го­го ре­мон­та.
(13)Через не­де­лю всё по­вто­ри­лось. (14)Всё в той же ком­на­те при мер­ца­ю­щем свете и на­дви­га­ю­щем­ся ура­га­не. (15)Толь­ко сама иг­руш­ка вы­гля­де­ла гряз­ной и потрёпан­ной, а в не­ко­то­рых ме­стах была по­ре­за­на, и от­ту­да тор­ча­ла вата. (16)Мед­ве­жо­нок по-преж­не­му на­стой­чи­во ука­зы­вал на меня лапой.
(17)Я решил съез­дить на дачу, ко­то­рая была прак­ти­че­ски за­бро­ше­на, и отыс­кать на чер­да­ках-под­ва­лах мед­ве­жон­ка среди ба­рах­ла. (18)Пе­ре­рыв там всё вверх дном, я в самом даль­нем углу в пыль­ном мешке из-под кар­тош­ки нашёл иг­руш­ку.
(19)Сна­ча­ла я до­стал го­ло­ву мед­ве­жон­ка, ото­рван­ную «с мясом», затем — тело с на­по­ло­ви­ну вы­лез­шей через рва­ные дыры ватой. (20)Ещё час я по­тра­тил, чтобы найти в мел­ком му­со­ре на дне мешка про­пав­ший шарик глаза, но так и не нашёл.
(21)Я отвёз мед­ве­дя домой и са­мо­лич­но его по­чи­нил, хотя на­вы­ка та­ко­го у меня, ко­неч­но, не было. (22)Я по­сти­рал, набил его новой ватой, ак­ку­рат­но зашил и даже слег­ка прошёлся утю­гом, на место по­те­рян­но­го глаза я при­де­лал чёрную по­вяз­ку, как у пи­ра­та. (23)А позже с по­мо­щью зна­ко­мой из ате­лье мед­ведь одел­ся в ко­жа­ную ко­су­ху с ма­лень­ки­ми заклёпками.
(24)От­ны­не мед­ведь сидит у меня в га­ра­же на самом вид­ном месте, а ино­гда я уста­нав­ли­ваю его на вилку мо­то­цик­ла, и мы ка­та­ем­ся по го­ро­ду или в мо­то­ко­лон­нах. (25)Со­рат­ни­ки из клуба сна­ча­ла сме­я­лись, а потом при­вык­ли, и иг­руш­ка даже в не­ко­то­ром роде стала нашим та­лис­ма­ном. (26)У меня давно была мечта — свой клуб для бай­ке­ров, и я его от­крою. (27)Я даже при­ду­мал ему на­зва­ние — «Од­но­гла­зый мед­ведь».                                                        (По Остро­ми­ру) *

2

(1)В при­го­ро­де од­но­го са­мо­го обыч­но­го го­ро­да жила самая обыч­ная семья: папа Витя, мама Вика, сын Митя и дочь Ника. (2)Дети были по­слуш­ны­ми, но они очень не лю­би­ли ло­жить­ся спать. (3)Каж­дый вечер был скан­дал:– (4)Дети, ло­жи­тесь спать! (5)Уже позд­но… — сер­дил­ся папа Витя.
– (6)Ну, папа, ещё пол­ча­си­ка можно мы по­иг­ра­ем? (7)Па­поч­ка, по­жа­луй­ста, — про­си­ли дети.
(8)Вот и се­год­ня дети ну никак не хо­те­ли идти спать.
– (9)Даю вам де­сять минут, — ска­зал рас­сер­жен­но папа и вышел из ком­на­ты.
– (10)Да­вай­те соберём иг­руш­ки и будем ло­жить­ся, — ска­за­ла мама.
(11)В конце кон­цов дети легли в свои кро­ват­ки и за­кры­ли глаза.
(12)Про­би­ло пол­ночь. (13)И вдруг Митя уви­дел, что в ком­на­те стало про­ис­хо­дить что-то не­обыч­ное. (14)Дет­ские иг­руш­ки на­ча­ли ожи­вать: куклы по­прав­ля­ли свои пла­тья и причёски, сол­да­ти­ки чи­сти­ли свои ружья, ма­шин­ки про­ве­ря­ли свои колёса, мяг­кие иг­руш­ки слад­ко по­тя­ги­ва­лись. (15)Митя при­тво­рил­ся спя­щим, и они не за­ме­ти­ли, что маль­чик за ними на­блю­да­ет. (16)На со­сед­ней кро­ва­ти сест­ра тоже не спала и во все глаза смот­ре­ла на иг­руш­ки.
– (17)Вика, — за­шеп­тал брат де­воч­ке, — наши иг­руш­ки ожили…
– (18)Я вижу.
– (19)Иг­руш­ки, вы ожили? (20)Как так может быть? — не вы­тер­пе­ла де­воч­ка.
– (21)Ой-ой-ой, они нас видят, — за­пи­ща­ли куклы, — те­перь все узна­ют нашу тайну.
– (22)Нет-нет, что вы, мы ни­ко­му не рас­кро­ем ваш сек­рет. (23)Прав­да, Митя?
– (24)Прав­да, — со­гла­сил­ся маль­чик, — а по­че­му вы толь­ко ночью ожи­ва­е­те? (25)Вот было бы здо­ро­во, если бы вы все­гда были жи­вы­ми! (26)Дети вы­лез­ли из кро­ва­тей и сели на пол в окру­же­нии иг­ру­шек.
– (27)Мы так устро­е­ны, — ска­за­ли сол­да­ти­ки. — (28)Если с нами бе­реж­но иг­ра­ют, если нас не раз­бра­сы­ва­ют, не ло­ма­ют, то мы ожи­ва­ем и обе­ре­га­ем сон и покой наших хо­зя­ев, а если на­о­бо­рот, то ухо­дим на­все­гда.
(29)Ника взяла на руки самую лю­би­мую куклу.
– (30)Да­вай­те по­иг­ра­ем? — пред­ло­жи­ла де­воч­ка.
– (31)Ура! (32)Да­вай­те! — за­те­я­ли возню иг­руш­ки.
– (33)Вам спать надо, вы зав­тра плохо в садик вста­не­те, — ска­зал мед­ведь — это была ста­рая иг­руш­ка, с ко­то­рой иг­ра­ла, на­вер­ное, ещё мама.
– (34)Хо­ро­шо, — Митя по­бо­ял­ся оби­деть ста­ро­го мед­ве­дя, — а зав­тра мы ляжем спать по­рань­ше, чтобы по­иг­рать с вами со всеми жи­вы­ми.
(35)Маль­чик пожал ручку сол­да­ти­кам, по­гла­дил по го­ло­ве со­бач­ку Тишку, по­ста­вил ма­шин­ки в гараж. — (36)Ника, давай спать, а зав­тра опять по­иг­ра­ем с иг­руш­ка­ми!
– (37)Хо­ро­шо, — зевая, ска­за­ла де­воч­ка и усну­ла.
(38)Утром детей раз­бу­дил папа:
– (39)Папа, папа, а ты зна­ешь, что было се­год­ня ночью… — начал Митя, но потом вспом­нил об обе­ща­нии со­хра­нить тайну. — (40)Мне при­снил­ся сон.
– (41)Ну, сон — это от­лич­но, — за­сме­ял­ся папа.
(42)Митя ни­ко­му не рас­ска­зал про свой сек­рет. (43)Те­перь он ло­жил­ся спать рано, и каж­дую ночь иг­руш­ки ожи­ва­ли и иг­ра­ли с детьми, пока ста­рый мед­ведь не го­во­рил им, что нужно идти спать.
(44)Ко­неч­но, это был сон. (45)Но ведь это хо­ро­шо, что дети верят в доб­рые сны!
(По Л. Вол­ко­вой) *
3

   (1)Я не лю­би­ла эту куклу. (2)Её рост и внеш­ние до­сто­ин­ства срав­ни­ва­ли с моими. (3)Взрос­лые на­ив­но по­ла­га­ли, что до­став­ля­ют мне удо­воль­ствие, когда с де­жур­но-уми­ли­тель­ны­ми ин­то­на­ци­я­ми вос­хи­ща­лись мною.
– (4)Кто из вас де­воч­ка, а кто кукла — труд­но по­нять! — вос­кли­ца­ли они.
(5)Я была хруп­кой и ма­ло­рос­лой. (6)И от­то­го что все, вос­хи­ща­ясь этой хруп­ко­стью, име­но­ва­ли её «изя­ще­ством», а меня — «ста­ту­эт­кой», мне не было легче. (7)Я была са­мо­лю­би­ва, и мне ка­за­лось, что «ста­ту­эт­ка» — этo лишь вещь, укра­ше­ние, а не че­ло­век, тем более что ста­ту­эт­ка­ми на­зы­ва­ли и трёх фар­фо­ро­вых собак, оце­пе­нев­ших на нашем бу­фе­те. (8)Вос­пи­та­тель­ни­ца в дет­ском саду, слов­но ста­ра­ясь под­черк­нуть мою хлип­кость, вы­стро­и­ла нас всех по росту, на­чи­ная с самых вы­со­ких и кон­чая мною. (9)Вос­пи­та­тель­ни­ца так и опре­де­ля­ла моё место в общем строю: «за­мы­ка­ю­щая».
– (10)Не огор­чай­ся: конец — делу венец! — услы­ша­ла я от отца. (11)Венца на моей го­ло­ве, увы, не было, а вен­це­нос­ные за­маш­ки име­лись, и ко­ман­до­вать я очень лю­би­ла.
(12)Цар­ство иг­ру­шек по-сво­е­му от­ра­жа­ло ре­аль­ный мир, ни­ко­го не уни­жая, а меня воз­вы­шая. (13)Ми­ни­а­тюр­но­стью своей иг­руш­ки подчёрки­ва­ли, что со­зда­ны как бы для под­чи­не­ния мне. (14)А без­раз­дель­но хо­зяй­ни­чать — я со­об­ра­зи­ла уже тогда — очень при­ят­но. (15)Я рас­по­ря­жа­лась марш­ру­та­ми ав­то­мо­би­лей и по­ез­дов, по­вад­ка­ми и дей­стви­я­ми зве­рей, ко­то­рых в жизни бо­я­лась. (16)Я власт­во­ва­ла, по­ве­ле­ва­ла — они были бес­сло­вес­ны, без­молв­ны, и я втай­не по­ду­мы­ва­ла, что хо­ро­шо было бы и впредь об­ра­щать­ся с окру­жа­ю­щи­ми по­доб­ным об­ра­зом.
(17)Но вдруг, когда мне ис­пол­ни­лось шесть лет, по­яви­лась огром­ная кукла с круг­лым лицом и рус­ским, хотя и не­обыч­ным для иг­руш­ки, име­нем Ла­ри­са.(18)Отец привёз куклу из Япо­нии, где был в ко­ман­ди­ров­ке. (19)Я долж­на была бы об­ра­до­вать­ся за­мор­ской иг­руш­ке. (20)Но она была выше меня ро­стом, и я, бо­лез­нен­но на это от­ре­а­ги­ро­вав, сразу же её не­взлю­би­ла.
(21)Мама не­ред­ко втор­га­лась в мои вза­и­мо­от­но­ше­ния с иг­руш­ка­ми.
– (22)Лю­бишь на­ка­зы­вать? — впо­лу­шут­ку спро­си­ла как-то она. (23)И впо­лу­серьёз до­ба­ви­ла: — (24)С бес­сло­вес­ны­ми так по­сту­пать нель­зя. (25)Они же не могут от­ве­тить ни на добро, ни на зло.
– (26)На зло от­ве­ча­ют, — воз­ра­зи­ла я.
– (27)Чем?
– (28)Под­чи­ня­ют­ся.
– (29)Это оскор­би­тель­но. (30)Не для них... (31)Для тебя! — уже со­всем серьёзно ска­за­ла мама.
(32)Она, по­хо­же, хо­те­ла, чтоб я от­ка­за­лась от аб­со­лют­ной вла­сти над сво­и­ми иг­руш­ка­ми. (33)Она во­об­ще была про­тив са­мо­вла­стия. (34)Но я к этому от­вра­ще­ния не пи­та­ла.
(35)С по­яв­ле­ни­ем Ла­ри­сы мно­гое из­ме­ни­лось. (36)Иг­ру­шеч­ное цар­ство, ка­за­лось, по­слуш­но за­дра­ло го­ло­ву и взи­ра­ло на неё снизу вверх. (37)Так смот­ре­ла на Ла­ри­су и я. (38)Как кукла она была более не­обыч­ной, по­ра­жа­ю­щей во­об­ра­же­ние, чем я как че­ло­век. (39)Мы и кук­лой-то её на­зы­вать не ре­ша­лись, а име­но­ва­ли толь­ко Ла­ри­сой.
(По А. Алек­си­ну) *
Алек­син Ана­то­лий Ге­ор­ги­е­вич (род. в 1924 г.) — пи­са­тель, дра­ма­тург. Его про­из­ве­де­ния, такие как «Мой брат иг­ра­ет на клар­не­те», «Дей­ству­ю­щие лица и ис­пол­ни­те­ли», «Тре­тий в пятом ряду» и дру­гие, по­вест­ву­ют глав­ным об­ра­зом о мире юно­сти.
4

(1)Это была обык­но­вен­ная школь­ная тет­рад­ка для ри­со­ва­ния, най­ден­ная мною в куче му­со­ра. (2)Все её стра­ни­цы были раз­ри­со­ва­ны крас­ка­ми, при­леж­но, тща­тель­но и тру­до­лю­би­во. (3)Я перевёрты­вал хруп­кую на мо­ро­зе бу­ма­гу, за­ин­де­ве­лые яркие и хо­лод­ные на­ив­ные листы.
(4)И я ри­со­вал когда-то – давно это было, – при­мо­стясь у ке­ро­си­но­вой лампы на обе­ден­ном столе. (5)От при­кос­но­ве­ния вол­шеб­ных ки­сто­чек ожи­вал мёртвый бо­га­тырь сказ­ки, как бы спрыс­ну­тый живой водой. (6)Ак­ва­рель­ные крас­ки, по­хо­жие на жен­ские пу­го­ви­цы, ле­жа­ли в белой же­стя­ной ко­роб­ке. (7)Иван Ца­ре­вич на Сером Волке ска­кал по ело­во­му лесу. (8)Ёлки были мень­ше Се­ро­го Волка. (9)Иван Ца­ре­вич сидел вер­хом на Волке так, как эвен­ки ездят на оле­нях, почти ка­са­ясь пят­ка­ми мха. (10)Дым пру­жи­ной под­ни­мал­ся к небу, и птич­ки, как отчёрк­ну­тые га­лоч­ки, вид­не­лись в синем звёздном небе.
(11)И чем силь­нее я вспо­ми­нал своё дет­ство, тем яснее по­ни­мал, что дет­ство моё не по­вто­рит­ся, что я не встре­чу и тени его в чужой ре­бя­че­ской тет­ра­ди.
(12)Это была гроз­ная тет­радь – она по­ра­зи­ла меня.
(13)Се­вер­ный город был де­ре­вян­ным, за­бо­ры и стены домов кра­си­лись свет­лой охрой, и ки­сточ­ка юного ху­дож­ни­ка чест­но по­вто­ри­ла этот жёлтый цвет везде, где маль­чик хотел го­во­рить об улич­ных зда­ни­ях, об из­де­лии рук че­ло­ве­че­ских.
(14)В тет­рад­ке было много, очень много за­бо­ров. (15)Люди и дома почти на каж­дом ри­сун­ке были ого­ро­же­ны жёлтыми ров­ны­ми за­бо­ра­ми, об­ви­ты­ми чёрными ли­ни­я­ми ко­лю­чей про­во­ло­ки. (16)Же­лез­ные нити казённого об­раз­ца по­кры­ва­ли все за­бо­ры в дет­ской тет­рад­ке.
(17)Около за­бо­ра сто­я­ли люди. (18)Они не были ни кре­стья­на­ми, ни ра­бо­чи­ми, ни охот­ни­ка­ми – это были кон­вой­ные и ча­со­вые с вин­тов­ка­ми. (19)Дож­де­вые будки-грибы, около ко­то­рых юный ху­дож­ник раз­ме­стил кон­вой­ных и ча­со­вых, сто­я­ли у под­но­жья огром­ных ка­ра­уль­ных вышек, и на выш­ках хо­ди­ли сол­да­ты, бле­сте­ли вин­то­воч­ные ство­лы.
(20)Тет­рад­ка была не­ве­ли­ка, но маль­чик успел на­ри­со­вать в ней все вре­ме­на года сво­е­го род­но­го го­ро­да.
(21)Яркая земля, од­но­тон­но-зелёная, и синее-синее небо, све­жее, чи­стое и ясное. (22)За­ка­ты и вос­хо­ды были доб­рот­но алыми, и это, ко­неч­но, не было дет­ским не­уме­ньем найти по­лу­то­на, цве­то­вые пе­ре­хо­ды, рас­крыть сек­ре­ты све­то­те­ни.
(23)Со­че­та­ния кра­сок в школь­ной тет­ра­ди были прав­ди­вым изоб­ра­же­ни­ем неба Даль­не­го Се­ве­ра, крас­ки ко­то­ро­го не­обы­чай­но чисты
и ясны и не имеют по­лу­то­нов.
(24)И в зим­них ри­сун­ках ребёнок не отошёл от ис­ти­ны. (25)Зе­лень ис­чез­ла. (26)Де­ре­вья были чёрными и го­лы­ми. (27)Это были лист­вен­ни­цы,
а не сосны и ёлки моего дет­ства.
(28)Шла се­вер­ная охота; зу­ба­стая не­мец­кая ов­чар­ка на­тя­ги­ва­ла по­во­док, ко­то­рый дер­жал в руке Иван Ца­ре­вич. (29)Он был в шапке-ушан­ке во­ен­но­го об­раз­ца, в белом ов­чин­ном по­лу­шуб­ке, в ва­лен­ках и в глу­бо­ких ру­ка­ви­цах – кра­гах, как их на­зы­ва­ют на Даль­нем Се­ве­ре. (30)За пле­ча­ми Ивана Ца­ре­ви­ча висел ав­то­мат. (31)Голые тре­уголь­ные де­ре­вья были за­ты­ка­ны в снег.
(32)Ребёнок ни­че­го не уви­дел, ни­че­го не за­пом­нил, кроме жёлтых домов, ко­лю­чей про­во­ло­ки, вышек, ов­ча­рок, кон­во­и­ров с ав­то­ма­та­ми
и си­не­го-си­не­го неба. (33)Эта тет­радь для ри­со­ва­ния от­ра­жа­ла су­ро­вый внут­рен­ний мир юного ху­дож­ни­ка.
(По В.Т. Ша­ла­мо­ву)*
* * Ша­ла­мов Вар­лам Ти­хо­но­вич (1907–1982) – рус­ский со­вет­ский пи­са­тель, про­за­ик, поэт.




5

   (1)Когда мне было лет шесть, на­вер­ное, или шесть с по­ло­ви­ной, я со­вер­шен­но не знал, кем же я в конце кон­цов буду на этом свете. (2)То у меня раз­го­рал­ся ап­пе­тит вы­учить­ся на та­ко­го ху­дож­ни­ка, ко­то­рый ри­су­ет на улич­ном ас­фаль­те белые по­лос­ки для мча­щих­ся машин. (3)А то мне ка­за­лось, что не­пло­хо бы стать от­важ­ным пу­те­ше­ствен­ни­ком и пе­ре­плыть все оке­а­ны на утлом чел­но­ке, пи­та­ясь одной толь­ко сырой рыбой. (4)А на дру­гой день мне уже при­спи­чи­ло стать боксёром, по­то­му что я уви­дел в те­ле­ви­зо­ре розыг­рыш пер­вен­ства Ев­ро­пы по боксу. (5)Как они мо­ло­ти­ли друг друга — про­сто ужас какой-то! (6)А потом по­ка­за­ли их тре­ни­ров­ку, и тут они ко­ло­ти­ли уже тяжёлую ко­жа­ную «грушу» — такой про­дол­го­ва­тый тяжёлый мяч; по нему надо бить изо всех сил, лу­пить что есть мочи, чтобы раз­ви­вать в себе силу удара. (7)И я тоже решил стать самым силь­ным че­ло­ве­ком во дворе.
(8)Я ска­зал папе:
– Папа, купи мне боксёрскую грушу! (9)Буду тре­ни­ро­вать­ся и стану боксёром.
– (10)Не­че­го тра­тить на ерун­ду день­ги, — от­ве­тил папа. — (11)Тре­ни­руй­ся уж как-ни­будь без груши.
(12)И он одел­ся и пошёл на ра­бо­ту. (13)А мама сразу же за­ме­ти­ла, что я оби­дел­ся, и по­ста­ра­лась мне по­мочь.
(14)Она до­ста­ла из-под ди­ва­на боль­шую плетёную кор­зин­ку, где были сло­же­ны ста­рые иг­руш­ки, и вы­ну­ла из неё здо­ро­ву­ще­го плю­ше­во­го мишку.
– (15)Вот. (16)Хо­ро­ший мишка, от­лич­ный. (17)По­гля­ди, какой тугой! (18)Чем не груша? (19)Давай тре­ни­руй­ся сколь­ко душе угод­но!
(20)Я очень об­ра­до­вал­ся, что мама так здо­ро­во при­ду­ма­ла. (21)И я устро­ил мишку по­удоб­нее на ди­ва­не, чтобы мне спод­руч­ней было тре­ни­ро­вать­ся и раз­ви­вать силу удара.
(22)Он сидел пе­ре­до мной такой шо­ко­лад­ный, и у него были раз­ные глаза: один его соб­ствен­ный — жёлтый стек­лян­ный, а дру­гой боль­шой белый — из при­ши­той пу­го­ви­цы от на­во­лоч­ки. (23)Но это было не­важ­но, по­то­му что мишка смот­рел на меня сво­и­ми раз­ны­ми гла­за­ми и обе лапы под­нял квер­ху, как будто он уже за­ра­нее сдаётся...
(24)И я вдруг вспом­нил, как дав­ным-давно я с этим миш­кой ни на ми­ну­ту не рас­ста­вал­ся, по­всю­ду тас­кал его за собой, и сажал его за стол рядом с собой обе­дать, и спать его укла­ды­вал, и ука­чи­вал его, как ма­лень­ко­го бра­тиш­ку, и шеп­тал ему раз­ные сказ­ки прямо в его бар­хат­ные твёрдень­кие ушки, и я его любил тогда, любил всей душой, я за него тогда жизнь бы отдал...
(25)И вот он сидит сей­час на ди­ва­не, мой быв­ший самый луч­ший друг, на­сто­я­щий друг дет­ства, а я хочу тре­ни­ро­вать об него силу удара...
– (26)Что с тобой? — спро­си­ла мама, при­от­крыв дверь.
(27)А я не знал, что со мной, я за­драл го­ло­ву к по­тол­ку, чтобы не видно было слёз, и ска­зал:
– Я раз­ду­мал быть боксёром.                                                                                                             (По В. Ю. Дра­гун­ско­му) *
Дра­гун­ский Вик­тор Юзе­фо­вич (1913—1972) — рус­ский со­вет­ский пи­са­тель, автор рас­ска­зов для детей.

6

(1)Мама, когда я ещё не учил­ся в школе, ра­бо­та­ла ин­же­не­ром и много чер­ти­ла. (2)Чер­те­жи были такие кра­си­вые, а её го­то­валь­ня с бле­стя­щи­ми шту­ка­ми была такая не­обык­но­вен­но при­тя­га­тель­ная, что я не мог прой­ти мимо. (3)Ко­неч­но, меня от­лав­ли­ва­ли, не пус­ка­ли, но не­сколь­ко чер­те­жей я всё же ис­пор­тил, какие-то цир­ку­ли сло­мал.
– (4)Его явно тянет к точ­ным на­у­кам, — серьёзно го­во­ри­ла мама отцу.
(5)В школе сразу стало ясно, что меня к точ­ным на­у­кам не тянет. (6)Я учил­ся очень сред­не. (7)Мама го­во­ри­ла, что если я так про­дол­жу, то стану груз­чи­ком. (8)Вы­ра­же­ние же лица отца в это время было таким, что я до­га­ды­вал­ся: он со­мне­ва­ет­ся, что мама го­во­рит прав­ду.
(9)Ко­ро­че, про­фес­сия груз­чи­ка как пер­спек­тив­ная мною ни­ко­гда не рас­смат­ри­ва­лась.
(10)Когда я учил­ся в стар­ших клас­сах, ро­ди­те­ли пре­по­да­ва­ли в уни­вер­си­те­те. (11)Мама вела тер­мо­ди­на­ми­ку, а отец ра­бо­тал за­ве­ду­ю­щим ка­фед­рой на эко­но­ми­че­ском фа­куль­те­те.
(12)Но ал­геб­ра, гео­мет­рия и фи­зи­ка по-преж­не­му были са­мы­ми тёмными для меня пред­ме­та­ми. (13)Ро­ди­те­ли сами по­ни­ма­ли, что по их сто­пам я не пойду, и даже не на­ме­ка­ли на это.
(14)Какие воз­мож­но­сти у меня име­лись? (15)Уни­вер­си­тет, ин­сти­тут куль­ту­ры и, ко­неч­но же, ме­ди­цин­ский.
(16)Ме­ди­цин­ский мне все­гда нра­вил­ся. (17)Во-пер­вых, там пре­по­да­вал мой лю­би­мый дядя. (18)Во-вто­рых, там учил­ся мой тро­ю­род­ный брат, ко­то­рый мне тоже нра­вил­ся. (19)Но как-то пу­га­ла так на­зы­ва­е­мая ана­то­мич­ка. (20)Я по­ни­мал: даже про­сто войти в зда­ние, где она на­хо­дит­ся, я не смогу.
(21)Тогда я стал хо­дить в ин­сти­тут куль­ту­ры. (22)Слу­шал и смот­рел вы­ступ­ле­ния сту­ден­че­ско­го хора, кон­цер­ты сту­ден­тов эст­рад­но­го от­де­ле­ния, спек­так­ли, по­став­лен­ные и сыг­ран­ные сту­ден­та­ми. (23)Ко­неч­но, я тогда плохо раз­би­рал­ся в этом, но мерт­вен­ную скуку и ужа­са­ю­щую без­ра­дост­ность уви­ден­но­го чув­ство­вал. (24)3апах «ана­то­мич­ки», ка­за­лось, пре­сле­до­вал меня, он ис­хо­дил там от всего: во всех вы­ступ­ле­ни­ях была видна не­нуж­ность про­ис­хо­дя­ще­го. (25)Не­нуж­ность ни­ко­му! (26)Ни вы­сту­па­ю­щим, ни зри­те­лям. (27)Это от­сут­ствие на­деж­ды на ра­дость за­ста­ви­ло меня твёрдо от­ка­зать­ся от мысли по­сту­пить в ин­сти­тут куль­ту­ры.
(28)Но я хотел... (29)Не знаю, чего я хотел. (30)Ни­че­го опре­делённого. (31)Мне хо­те­лось быть сту­ден­том. (32)Хо­те­лось учить­ся не очень труд­но и не очень скуч­но... (33)Хо­те­лось весёлой, ин­те­рес­ной, на­сто­я­щей жизни. (34)Глав­ное — на­сто­я­щей, всем су­ще­ством — жизни.
(По Е. Гриш­ков­цу) *
Гриш­ко­вец Ев­ге­ний Ва­ле­рье­вич (род. в 1967 г.) — со­вре­мен­ный рос­сий­ский пи­са­тель, дра­ма­тург, ре­жиссёр, актёр, му­зы­кант. Стал из­ве­стен после того, как в 1999 г. был удо­сто­ен на­ци­о­наль­ной те­ат­раль­ной пре­мии «Зо­ло­тая маска». Яв­ля­ет­ся ав­то­ром книг «Ру­баш­ка», «Реки», «Следы на мне», «Ас­фальт».

7

   (1)Ещё в дет­ском саду Олег вы­учил пе­сен­ку «В лесу ро­ди­лась ёлочка». (2)С неё-то и на­ча­лись не­при­ят­но­сти. (3)Ба­буш­ка ре­ши­ла, что у внука за­ме­ча­тель­ный слух и что «с таким аб­со­лют­ным слу­хом аб­со­лют­но не­об­хо­ди­мо учить­ся му­зы­ке».
(4)Олега тор­же­ствен­но и шумно по­ве­ли на эк­за­мен в му­зы­каль­ную школу. (5)А об­рат­но при­ве­ли тихо и рас­те­рян­но: пе­да­го­ги не об­на­ру­жи­ли у маль­чи­ка му­зы­каль­ных спо­соб­но­стей.
(6)Ба­буш­ка очень огор­чи­лась, но потом ска­за­ла, что пер­вый про­вал внука как раз го­во­рит о его не­за­у­ряд­ном да­ро­ва­нии: Ша­ля­пи­на в мо­ло­до­сти тоже не при­ня­ли в хор.
(7)Ба­буш­ка хо­ро­шо знала ис­то­рию му­зы­ки. (8)Она даже сама иг­ра­ла на рояле, а в мо­ло­до­сти меч­та­ла стать пи­а­нист­кой. (9)Но мечты эти не сбы­лись, и те­перь Олег дол­жен был пре­успеть в ис­кус­стве сразу за двоих: за себя и за ба­буш­ку.
(10)Когда-то ба­буш­ка была бух­гал­те­ром, и, когда на­сту­па­ла пора го­до­вых фи­нан­со­вых отчётов, ста­рые со­слу­жив­цы при­хо­ди­ли к Анне Сте­па­нов­не за по­мо­щью. (11)Со­слу­жив­цы лю­би­ли ба­буш­ку, они го­во­ри­ли, что с ней вме­сте из бух­гал­те­рии ушла му­зы­ка: ба­буш­ка по­сто­ян­но что-ни­будь на­пе­ва­ла.
(12)Олег тоже любил ба­буш­ку, по­это­му со­гла­сил­ся учить­ся му­зы­ке. (13)Была куп­ле­на ви­о­лон­чель, и Олег начал хо­дить в му­зы­каль­ный кру­жок.
(14)В от­ли­чие от ба­буш­ки, отец хотел, чтобы Олег стал в бу­ду­щем тол­ко­вым ин­же­не­ром.
– (15)Ты хо­чешь, чтобы он по­вто­рил твой путь, — го­во­ри­ла ба­буш­ка. — (16)Но пойми на­ко­нец: у него дру­гое при­зва­ние. (17)Смы­чок — вот что он будет дер­жать в руках всю жизнь!
(18)Од­на­ко часто по ве­че­рам Олег дер­жал в руках и ру­ба­нок, и на­пиль­ник, и плос­ко­губ­цы, что очень тре­во­жи­ло ба­буш­ку.
– (19)Смот­ри, надо бе­речь руки! (20)Вся твоя судь­ба — в твоих руках! (21)Вер­нее ска­зать, в твоих паль­цах.
– (22)3наю, ба­буш­ка, — доб­ро­душ­но со­гла­шал­ся Олег. — (23)Вот я их и раз­ви­ваю. (24)Так в му­зы­каль­ном круж­ке со­ве­ту­ют: стро­гай­те, го­во­рят, пи­ли­те! (25)Это тоже ис­кус­ство!
(26)«Может быть, это новые ме­то­ды му­зы­каль­но­го вос­пи­та­ния?» — рас­суж­да­ла ба­буш­ка.
(27)Все эта­жер­ки и книж­ные полки в доме были сде­ла­ны ру­ка­ми Олега. (28)Когда со­би­ра­лись гости, ба­буш­ка по­ти­хонь­ку, тай­ком от внука, хва­ста­лась:
– Всё он!.. (29)Сво­и­ми ру­ка­ми!
(30)И потом во все­улы­ша­ние, чтобы слы­шал Олег, вос­кли­ца­ла:
– Но глав­ное, ко­неч­но, му­зы­ка! (31)Он будет му­зы­кан­том!
(По А. Алек­си­ну) *
Алек­син Ана­то­лий Ге­ор­ги­е­вич (род. в 1924 г.) — пи­са­тель, дра­ма­тург. Его про­из­ве­де­ния, такие как «Мой брат иг­ра­ет на клар­не­те», «Дей­ству­ю­щие лица и ис­пол­ни­те­ли», «Тре­тий в пятом ряду» и др., по­вест­ву­ют глав­ным об­ра­зом о мире юно­сти.

8

   (1)В пер­вый год моей жизни, в день ка­ко­го-то празд­ни­ка, по ста­ро­му по­ве­рью, ро­ди­те­ли мои устро­и­ли га­да­ние: они раз­ло­жи­ли крест, дет­скую саблю, рюмку и книж­ку. (2)К чему пер­во­му при­тро­нусь, то и пред­опре­де­лит мою судь­бу. (3)При­нес­ли меня. (4)Я тот­час по­тя­нул­ся к сабле, потом по­иг­рал рюм­кой, а до про­че­го не хо­те­лось до­тра­ги­вать­ся.
(5)Рас­ска­зы­вая мне впо­след­ствии об этой сцен­ке, отец сме­ял­ся: (6)«Ну, думаю, дело плохо: будет мой сын ру­ба­кой и пья­ни­цей!»
(7)Ста­рин­ное это га­да­нье, од­на­ко, и сбы­лось, и не сбы­лось. (8)Сабля, дей­стви­тель­но, пред­ре­ши­ла мою жиз­нен­ную до­ро­гу, но и от книж­ной пре­муд­ро­сти я не отрёкся. (9)В че­тыр­на­дцать лет увлечённо читал и писал стихи, в пят­на­дцать перешёл на «Анну Ка­ре­ни­ну», а в шест­на­дцать про­чи­ты­вал и раз­би­рал с то­ва­ри­ща­ми всё под­ряд. (10)А пья­ни­цей, к сча­стью, не стал.
(11)Рас­ска­зы отца, про­шед­ше­го тер­ни­стый путь от сол­да­та до ка­пи­та­на, дет­ские игры — всё это на­стра­и­ва­ло на опре­делённый лад. (12)Маль­чиш­кой я по целым часам про­па­дал в гим­на­сти­че­ском го­род­ке 1-го Стрел­ко­во­го ба­та­льо­на, стре­лял в тире по­гра­нич­ни­ков. (13)Ходил вер­сты за три на стрель­би­ще стрел­ко­вых рот, про­би­рал­ся с сол­да­та­ми, счи­тав­ши­ми про­бо­и­ны, в укры­тие перед ми­ше­ня­ми. (14)Пули сви­сте­ли над го­ло­ва­ми; было страш­но, но очень за­нят­но. (15)На об­рат­ном пути вме­сте со стрел­ка­ми под­тя­ги­вал сол­дат­скую песню:
(16)Греми, слава, тру­бой
За Ду­на­ем за рекой.
(17)Моё увле­че­ние при­да­ва­ло мне вес в гла­зах маль­чи­шек и вы­зы­ва­ло их за­висть...
(18)Сло­вом, при­жил­ся в во­ен­ной среде, при­об­ре­тя при­я­те­лей среди офи­цер­ства, а ещё более — среди сол­дат.
(19)Бу­ду­щая офи­цер­ская жизнь пред­став­ля­лась мне тогда в орео­ле сплош­но­го ве­се­лья и ли­хо­сти, а не в бре­ме­ни тру­дов и забот, как это бы­ва­ет в дей­стви­тель­но­сти.
(20)По мере пе­ре­хо­да в выс­шие клас­сы сво­бод­но­го вре­ме­ни, ко­неч­но, ста­но­ви­лось мень­ше, по­яви­лись дру­гие ин­те­ре­сы, и во­ин­ские упраж­не­ния мои почти пре­кра­ти­лись. (21)Не бро­сил я толь­ко гим­на­сти­ки и пре­успе­вал в «во­ен­ном строе», ко­то­рый был введён в про­грам­му ре­аль­но­го учи­ли­ща в 1889 году.
(22)Во вся­ком слу­чае, когда я окон­чил учи­ли­ще, хотя вы­со­кие баллы по ма­те­ма­ти­че­ским пред­ме­там су­ли­ли лёгкую воз­мож­ность по­ступ­ле­ния в любое выс­шее тех­ни­че­ское за­ве­де­ние, об этом и речи не было. (23)Я из­брал во­ен­ную ка­рье­ру.
(24)Было ли это след­стви­ем га­да­ния? (25)Не знаю...                                                                           (По А. Де­ни­ки­ну) *

Де­ни­кин Антон Ива­но­вич (1872—1947 гг.) — рус­ский во­е­на­чаль­ник, по­ли­ти­че­ский и об­ще­ствен­ный де­я­тель, пи­са­тель, ме­му­а­рист, пуб­ли­цист и во­ен­ный до­ку­мен­та­лист.

9

(1)В это утро Динка проснулась с тревогой на душе и, как только открыла глаза, вспомнила про Андрея, вспомнила, что сегодня, как обычно, приедет он, Хохолок. (2)Надо было хорошенько обдумать, как сказать ему, что она, Динка, повзрослела и никогда больше не сядет на раму его велосипеда, не поедет с ним кататься. (3)Ни в лес, ни в поле, ни по длинной тропке среди моря колосьев ржи. (4)Ничего этого больше не будет! (5)Не будет и тайн, рассказанных верному другу детства Хохолку.
(6)Тревожно на душе у Динки. (7)Она уже не думает о себе, она думает, как смягчить незаслуженную обиду, чтобы облегчить удар. (8)Ей вспоминается, как трудно было Хохолку приобрести велосипед и с каким торжеством он примчался на нём в первый раз. (9)«Теперь я буду катать тебя каждое воскресенье!» – сказал он тогда. (10)И с тех пор, уже второе лето, каждое воскресенье он обязательно мчал её куда-нибудь.
(11)Одно только воспоминание об этом нестерпимо мучило Динку, она видела перед собой знакомые глаза и хорошо знала: эти умные глаза читают в её душе... (12)И обманывать их бесполезно. (13)Да и как можно обманывать друга?
(14)Конечно, много мелких выкручиваний, много детского вранья лежит на совести прежней Динки. (15)Но ведь всё это было другое. (16)А Динка росла, и жизнь ставила задачи всё труднее, серьёзнее. (17)Эти задачи требовали смелых решений, но ещё ни разу они не требовали от Динки такой жертвы – отказаться от одного ради другого.
(18)Динка молча сидела за столом, рассеянно улыбалась Лёне, не замечая, что он давно следит за ней беспокойным взглядом. (19)«Как я скажу Андрею?» – мучительно думала Динка. (20)А в глубине террасы стоял Лёня, и сердце его сдавливала боль.
(21)Проследив остановившийся взгляд Динки, Лёня увидел въезжающий с дороги велосипед.
– (22)Не говори ему ничего, – сжимая холодную руку подруги, быстро сказал Лёня. – (23)Слышишь меня?..
– (24)Слышу, – прошептала Динка, и губы её дрогнули. – (25)Я, конечно, всё понимаю, Лёня... (26)Нас было трое друзей. (27)А теперь должно быть двое! (28)И из нас троих нельзя обмануть никого!                                                                                                                                                                   (По В. Осеевой)*

Осеева-Хмелёва Валентина Александровна (1902–1969) – детская писательница. Самыми известными её произведениями стали повести «Динка», «Динка прощается с детством».




10

  (1)Всё началось на перемене перед шестым уроком. (2)Лена Болдырева, томная пышноволосая красавица, закапризничала:
– (3)Слушайте, люди, меня уже достала эта химия!
(4)Кто-то в тон ей произнёс с плачущей интонацией:
– (5)А кого она не достала!
(6)Этих реплик хватило для того, чтобы суматошная, искрящаяся мысль о побеге с урока вспыхнула молнией. (7)Наш класс считался образцовым, в нём учились восемь отличников, и было нечто забавно-пикантное в том, что именно мы, добропорядочные, примерные дети, странной, необычной выходкой поразим всех учителей, украсив тусклую однотонность школьных будней яркой вспышкой сенсации. (8)От восторга и от тревоги ёкало сердце, и, хотя никто не знал, во что выльется наше приключение, обратной дороги уже не было.
– (9)Только, народ, чтобы всем коллективом! – предупредил нас Витёк Носков.
(10)Так как у меня по химии за полугодие выходила спорная четвёрка, мне, честно говоря, сбегать с урока резона не было, но воля коллектива выше личных интересов. (11)Все двинулись к дверям, в классе оставался только Петруха Васильев, который спокойно, ни на кого не обращая внимания, что-то писáл в тетради.
– (12)Василёк, ты чего присох?! – крикнул Носков. – (13)Времени, понимаешь, в обрез: весь класс когти рвёт...
– (14)А я разве не пускаю вас? – ответил Петруха.
(15)Носков злобно прищурился:
– (16)Петруха, против коллектива идёшь!
– (17)Я что-то не так делаю? (18)Вам не надо – вы ухόдите, мне надо – я остаюсь.
– (19)Кончай, говорю, писáть и давай собирайся...
– (20)Он, небось, кляузу на нас уже строчит! – сострила Болдырева.
– (21)Петруха, трус, предатель!
(22)Петруха беспокойно посмотрел на хмуро насупившегося Носкова, но ничего не ответил.
– (23)Хочешь пробиться в любимчики за счёт остальных? (24)Только знай: подхалимов нигде не любят! (25)Так что ты взвесь, что тебе дороже: оценка за полугодие или наше отношение! – грозно промолвил Носков. (26)Стало тихо, и в этой напряжённой тишине отчётливо прозвучал голос Васильева:
– (27)Я никуда не пойду!
– (28)Ну смотри! – сказал Носков и с непримиримой злостью посмотрел на отступника.
(29)Но внезапно от нас отделился Игорь Елисеев. (30)Он сел на своё место, рядом с Петрухой, и стал доставать из портфеля учебники.
– (31)А ты чего, Гарри? – недоуменно спросил Носков.
– (32)Я тоже остаюсь...
– (33)Друга, что ли, спасаешь? – Носков хмыкнул.
– (34)Да, спасаю. (35)У его матери инфаркт был, начнётся канитель с нашим побегом – её в школу начнут дёргать... (36)Бог знает, чем это кончится! – ответил Елисеев.
– (37)Хоть бы химичка тебя спросила и закатила пару! – прорычал взбешённый Носков и плюхнулся на свой стул. (38)Все остальные, разочарованно охая, вернулись на свои места.
(39)Васильев и Елисеев сидели передо мной, и я видел, как Петруха посмотрел на Игоря, листавшего учебник, задержал на нём благодарный взгляд и легонько тронул его за локоть, а тот ободряюще кивнул ему в ответ. (40)Настоящий друг!                                                                                                                                  (По Н. Татаринцеву)*
* Н. Татаринцев (род. в 1947 г.) –  российский писатель-публицист.

11

      (1)В школе я дру­жи­ла с Лялей Ива­шо­вой и Машей За­вья­ло­вой.
(2)Маша умела всё: ри­со­вать, петь, хо­дить на руках. (3)Со­рев­но­вать­ся с ней было бес­смыс­лен­но, как с Лео­нар­до да Винчи. (4)Учи­те­ля могли бы ста­вить ей пятёрки, не вы­зы­вая к доске. (5)Она бес­по­щад­но экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ла на себе самой: то вы­ду­мы­ва­ла причёску, ко­то­рую впол­не можно было вы­дви­нуть на пре­мию по раз­де­лу ар­хи­тек­тур­ных со­ору­же­ний, то изоб­ре­та­ла юбку с таким ко­ли­че­ством скла­док, что на ней хо­те­лось сыг­рать, как на гар­мо­ни.
(6)Маша со­чи­ня­ла стихи и за­бы­ва­ла их на тет­рад­ных об­лож­ках, на про­мо­каш­ках. (7)Я со­би­ра­ла чет­ве­ро­сти­шия, ста­ви­ла внизу даты, пря­та­ла их, сбе­ре­гая для потом­ства, а мно­гие пом­ни­ла на­и­зусть.
(8)С мо­цар­тов­ской лёгко­стью Маша пе­ре­ла­га­ла свои стихи на му­зы­ку и ис­пол­ня­ла их под ги­та­ру.
(9)Лицо её было по­движ­ным, как у кло­у­на: она и им рас­по­ря­жа­лась без на­ту­ги. (10)Разо­ча­ро­ва­ние, вос­торг, изум­ле­ние — все эти чув­ства сме­ня­ли друг друга, не остав­ляя места не­опре­делённо­сти. (11)От­сут­ствие од­но­об­ра­зия и было Ма­ши­ным об­ра­зом.
(12)Никто не счи­тал Машу чем­пи­он­кой клас­са по «мно­го­бо­рью», так как она ни с кем не бо­ро­лась, по­сколь­ку её пер­вен­ство было бес­спор­ным.
(13)Во всём, кроме жен­ствен­но­сти и кра­со­ты: тут пер­вой счи­та­лась Ляля.
(14)Кра­си­вые жен­щи­ны даже во сне не за­бы­ва­ют, что они кра­си­вы. (15)Кра­са­ви­цы при­вы­ка­ют к жерт­вен­но­му по­кло­не­нию и уже не могут без него об­хо­дить­ся. (16)Ляля вос­хищённых взо­ров не за­ме­ча­ла, и они от этого ста­но­ви­лись ещё вос­хищённее.
(17)Мне самой от по­клон­ни­ков не при­хо­ди­лось обо­ро­нять­ся — и я обо­ро­ня­ла от них Лялю.
– (18)Не живи чужой жиз­нью! — уго­ва­ри­ва­ла меня мама, видя это.
(19)Маше су­ли­ли чин ака­де­ми­ка, Ляле — по­ко­ри­тель­ни­цы силь­но­го пола и со­зда­тель­ни­цы счаст­ли­вой семьи, а я про­сто была их по­дру­гой. (20)Мне ни­че­го не су­ли­ли.
(21)Я гор­ди­лась Ля­ли­ной кра­со­той и Ма­ши­ны­ми та­лан­та­ми более гром­ко, чем соб­ствен­ны­ми до­сто­ин­ства­ми, имен­но по­то­му, что эти до­сто­ин­ства были всё-таки не моими: в не­скром­но­сти меня об­ви­нить не могли.
– (22)Ты про­дол­жа­ешь жить чужой жиз­нью, вос­тор­га­ешь­ся не сво­и­ми успе­ха­ми, — кон­ста­ти­ро­ва­ла мама.
– (23)Это, по-тво­е­му, плохо? — уди­ви­лась я.
– (24)Сиять отражённым све­том? — (25)Она за­ду­ма­лась и по­вто­ри­ла то, что я уже слы­ша­ла от неё:
– Смот­ря чьим све­том!                                                                                                                                     (По А. Алек­си­ну) *


Алек­син Ана­то­лий Ге­ор­ги­е­вич (род. в 1924 г.) — пи­са­тель, дра­ма­тург. Его про­из­ве­де­ния, такие как «Мой брат иг­ра­ет на клар­не­те», «Дей­ству­ю­щие лица и ис­пол­ни­те­ли», «Тре­тий в пятом ряду» и др., по­вест­ву­ют глав­ным об­ра­зом о мире юно­сти.




12

– (1)Го­во­рят, что самые не­при­ми­ри­мые не­дру­ги — это быв­шие дру­зья, — ска­за­ла нам од­на­ж­ды наша дочь Оля. — (2)Я убе­ди­лась, что это так.
(3)Люсю Ка­ту­ни­ну она на­зы­ва­ла на фран­цуз­ский манер: Люси́. (4)«Как в доме Ро­сто­вых! — по­яс­ня­ла Олень­ка. — (5)Или Бол­кон­ских».
(6)Люся упор­но пред­ре­ка­ла нашей до­че­ри судь­бу Лео­нар­до да Винчи.
(7)Не­смот­ря на со­про­тив­ле­ние Олень­ки, она тас­ка­ла за ней огром­ную папку с ри­сун­ка­ми, даже го­то­ви­ла крас­ки и мыла ки­сточ­ки. (8)Какая жен­щи­на усто­ит перед таким обо­жа­ни­ем? (9)Олень­ка стала дру­жить с Люси́, хотя вре­ме­ни на друж­бу у неё было мало.
(10)Да и у Люси, при­знать­ся, его было не очень много. (11)Лю­си­на мама в те­че­ние дол­гих лет не под­ни­ма­лась с по­сте­ли.
(12)Стре­мясь до­ста­вить ма­те­ри ра­дость, дочка вос­кли­ца­ла:
– (13)Если б ты ви­де­ла фи­гу­ру спя­ще­го льва, ко­то­рую вы­ле­пи­ла Оля! (14)Я весь вечер го­во­рю шёпотом: вдруг он проснётся?
(15)Часто она за­би­ра­ла Олины ра­бо­ты, чтобы по­ка­зать маме, и взяла слово, что, когда мама на­ко­нец под­ни­мет­ся, Оля на­ри­су­ет её порт­рет.
(16)Люся и сама по­ти­хонь­ку ри­со­ва­ла, но мы ви­де­ли толь­ко её за­го­лов­ки в школь­ном юмо­ри­сти­че­ском жур­на­ле, ко­то­рый, по пред­ло­же­нию Оли, носил на­зва­ние «Дет­ский лепет».
(17)Не­ожи­дан­но всё из­ме­ни­лось.
(18)В ху­до­же­ствен­ной школе ор­га­ни­зо­ва­ли встре­чу с про­слав­лен­ным ма­сте­ром жи­во­пи­си. (19)Люся вы­со­ко чтила этого ма­сте­ра. (20)Но чтили его и все осталь­ные, по­это­му школь­ный зал ока­зал­ся пе­ре­пол­нен­ным. (21)И Олень­ка не смог­ла про­ве­сти туда по­дру­гу.
– (22)Я не нашла для Люси́ места в зале, — рас­ска­зы­ва­ла в тот вечер Оля. — (23)А она оби­де­лась... (24)И на что?! (25)Ака­де­мик жи­во­пи­си ри­су­ет го­раз­до лучше, чем го­во­рит. (26)Я ска­за­ла ей: «Ты зна­ешь его ра­бо­ты. (27)Зна­чит, ты с ним зна­ко­ма. (28)Ху­дож­ник — это его твор­че­ство». (29)А она вер­ну­ла мою папку с ри­сун­ка­ми. (30)Как го­во­рят, «за­бе­ри­те ваши иг­руш­ки».
– (31)И что же даль­ше? — спро­си­ла я дочь.
– (32)Ну и мерси, до­ро­гая Люси́! — в рифму по­шу­ти­ла Олень­ка.
– (33)Дру­зей труд­нее найти, чем по­те­рять.
– (34)Раз можно по­те­рять, зна­чит, это не такой уж и друг!
– (35)Не нашла места в зале? — за­дум­чи­во про­из­нес­ла я. — (36)Если бы ты нашла его у себя в серд­це...
                                                                                                                                                                            (По А. Алек­си­ну) *
Алек­син Ана­то­лий Ге­ор­ги­е­вич (род. в 1924 г.) — пи­са­тель, дра­ма­тург. Его про­из­ве­де­ния, такие как «Мой брат иг­ра­ет на клар­не­те», «Дей­ству­ю­щие лица и ис­пол­ни­те­ли», «Тре­тий в пятом ряду» и др., по­вест­ву­ют глав­ным об­ра­зом о мире юно­сти.

13

   (1)Мы с мамой пе­ре­еха­ли в этот дом не­дав­но. (2)Самое ин­те­рес­ное здесь — двор. (3)Он боль­шой, зелёный, есть где иг­рать и в мяч, и в пря­тал­ки, и в раз­ные дру­гие игры. (4)Ре­бя­та иг­ра­ли почти каж­дый день, осо­бен­но летом. (5)И я по­сте­пен­но пе­ре­зна­ко­мил­ся с ними, и все мы от­но­си­лись друг к другу по-хо­ро­ше­му.
(6)Потом меня стали на­зна­чать судьёй в во­лей­боль­ных встре­чах. (7)Су­дить никто не любил, все хо­те­ли иг­рать, а я — все­гда по­жа­луй­ста: как не по­мочь дру­зьям?.. (8)А бы­ва­ло, что на ши­ро­ком крыль­це со­сед­не­го де­ре­вян­но­го дома мы иг­ра­ли в шах­ма­ты и лото.
(9)Из­ред­ка ре­бя­та при­хо­ди­ли ко мне домой. (10)Пла­стин­ки слу­ша­ли, иг­ра­ли моей же­лез­ной до­ро­гой, бол­та­ли о том о сём, но ни о чём серьёзном.
(11)И ещё ре­бя­та лю­би­ли, когда я пус­кал с бал­ко­на бу­маж­ных го­лу­бей. (12)Точ­нее го­во­ря, это были не со­всем го­лу­би. (13)Я на­учил­ся де­лать из бу­ма­ги пти­чек, по­хо­жих на ле­та­ю­щие блюд­ца.
(14)Со­всем круг­лых, толь­ко со склад­кой по­се­ре­ди­не и с тре­уголь­ным клю­ви­ком. (15)Они здо­ро­во ле­та­ли, плав­ны­ми ши­ро­ки­ми кру­га­ми. (16)Ино­гда ветер поды­мал их на при­лич­ную вы­со­ту и уно­сил со двора.
(17)Ре­бя­та тол­пой го­ня­лись за каж­дым го­луб­ком — кто пер­вый схва­тит! (18)Чтобы не было свал­ки, ре­ше­но было за­ра­нее го­во­рить, ка­ко­го го­луб­ка я кому по­сы­лаю.
(19)Дело в том, что каж­до­го го­луб­ка я раз­ри­со­вы­вал фло­ма­сте­ра­ми. (20)На одном ри­со­вал вся­кие узоры, на дру­гом — ко­раб­ли­ки среди моря, на тре­тьем — ска­зоч­ные го­ро­да, на четвёртом — цветы и ба­бо­чек. (21)И вся­кие кос­ми­че­ские кар­тин­ки. (22)И ещё много всего — по­лу­ча­лось кра­си­во и ин­те­рес­но.
(23)Ре­бя­там это, ко­неч­но, нра­ви­лось, но я всё равно был среди них чужим. (24)И вдруг я рас­хо­тел пус­кать с бал­ко­на го­луб­ков.
(25)Я сде­лал по­след­не­го и — сам не знаю по­че­му — на­ри­со­вал ве­чер­нее небо, оран­же­вое солн­це на го­ри­зон­те и до­ро­гу, по ко­то­рой идут рядом двое маль­чи­шек.
(26)Хотя нет, я знал, по­че­му на­ри­со­вал такое. (27)Хо­те­лось, чтобы по­явил­ся друг. (28)Не слу­чай­ный, не на час, когда за­бе­га­ет по­иг­рать в шах­ма­ты или по­слу­шать Пола Мак­карт­ни, а на­сто­я­щий...
(29)Я пу­стил го­луб­ка с бал­ко­на, и ветер схва­тил и унёс его за то­по­ля. (30)И я по­ду­мал: вот найдёт кто-ни­будь, до­га­да­ет­ся, придёт ко мне...                                                                                                                                  (По В. Кра­пи­ви­ну) *

Кра­пи­вин Вла­ди­слав Пет­ро­вич (род. в 1938 г.) — со­вре­мен­ный пи­са­тель, жур­на­лист, автор книг о детях и для детей, в том числе фан­та­сти­че­ских.

14

– (1)Боль­ше всего на свете я ценю друж­бу! – вос­клик­ну­ла Ма­ри­на.
– (2)А что ты по­ни­ма­ешь под друж­бой? – по­лю­бо­пыт­ство­ва­ла Свет­ла­на Лео­ни­дов­на.
– (3)Друж­ба… это всё хо­ро­шее, что толь­ко воз­мож­но, – за­пи­на­ясь и под­би­рая слова, на­ча­ла Ма­ри­на. – (4)Друг все­гда при­хо­дит на по­мощь, с ним все­гда при­ят­но го­во­рить…
– (5)А у вас, Свет­ла­на Лео­ни­дов­на, есть дру­зья? – спро­си­ла Оля.
– (6)Есть, Олень­ка, у меня два друга. (7)Те­перь-то мы ви­дим­ся редко: у них свои семьи, не­ко­гда и встре­тить­ся, но рань­ше мы встре­ча­лись часто.
– (8)И они всё для вас го­то­вы сде­лать? – по­ин­те­ре­со­ва­лась Ма­ри­на.
– (9)В труд­ную ми­ну­ту они при­дут на по­мощь, – с уве­рен­но­стью от­ве­ти­ла Свет­ла­на Лео­ни­дов­на.
– (10)А в обыч­ной жизни? – за­вол­но­ва­лась Ма­ри­на. – (11)По-моему, дру­зья долж­ны при­хо­дить на по­мощь все­гда, даже в ме­ло­чах.
(12)Свет­ла­на Лео­ни­дов­на ве­се­ло рас­сме­я­лась.
– (13)До­ро­гие мои де­воч­ки, это вы сей­час так ду­ма­е­те, по­то­му что ни­ка­ких забот у вас нет. (14)Потом, когда по­явят­ся у вас семьи, за­бо­ты, лич­ные ин­те­ре­сы, а вре­ме­ни сво­бод­но­го будет оста­вать­ся всё мень­ше и мень­ше, тогда и про­ве­рит­ся ваша друж­ба. (15)Хва­тит ли у вас при­вя­зан­но­сти друг к другу, чтобы хотя бы в самую тяжёлую ми­ну­ту прий­ти на по­мощь, или вы бу­де­те успо­ка­и­вать себя рас­суж­де­ни­я­ми о соб­ствен­ной за­ня­то­сти?
– (16)Кста­ти, о ме­ло­чах, – про­дол­жа­ла Свет­ла­на Лео­ни­дов­на. – (17)Рас­ска­жу вам ис­то­рию, как мои дру­зья по­мог­ли мне в одной ме­ло­чи. (18)Я очень люблю чи­тать Дик­кен­са, но в со­бра­нии со­чи­не­ний, ко­то­рое стоит вон на той книж­ной полке, не хва­та­ло толь­ко од­но­го тома – два­дцать ше­сто­го. (19)Как-то раз я по­про­си­ла дру­зей ку­пить мне этот том, если он им попадётся в бу­ки­ни­сти­че­ском ма­га­зи­не. (20)По­про­си­ла, а через не­де­лю уеха­ла от­ды­хать в дру­гой город. (21)Там я зашла в один при­вок­заль­ный ма­га­зин, гляжу: стоит мой два­дцать ше­стой том. (22)Со­мне­ний нет, он: ста­рый, потрёпан­ный, об­лож­ка ме­ста­ми покорёжена, а по­зо­ло­та вся об­лез­ла, но листы все на месте, книга ещё креп­кая, а цена так про­сто при­ят­ная – всего-то три рубля. (23)Я, ко­неч­но, сей­час же ку­пи­ла мой потрёпан­ный том. (24)А по воз­вра­ще­нии домой на­ве­стил меня вско­ре один мой то­ва­рищ и вы­тас­ки­ва­ет из сумки книгу. (25)«Вот, я нашёл», – го­во­рит. (26)Смот­рю, а это два­дцать ше­стой том, но­вень­кий со­всем, зо­ло­то на нём так и сияет. (27)Ко­неч­но, я взяла книгу, по­бла­го­да­ри­ла, а о соб­ствен­ном своём при­об­ре­те­нии ни­че­го не ска­за­ла, чтобы не огор­чать друга: он ведь ра­до­вал­ся, что вы­пол­нил мою прось­бу.
(28)Те­перь пе­ре­до мной вста­ла про­бле­ма: что де­лать с двумя оди­на­ко­вы­ми кни­га­ми. (29)Ре­ши­ла об­ме­нять одну книгу, но при­ш­лось рас­стать­ся с но­вень­ким томом: ста­рый-то вряд ли кто купит у меня. (30)Про­хо­дит какое-то время, и меня на­ве­ща­ет мой вто­рой друг. (31)По­го­во­ри­ли мы, вы­пи­ли чаю, а перед ухо­дом он про­тя­ги­ва­ет мне свёрток в по­да­рок. (32)Я ска­за­ла «спа­си­бо», а что там в свёртке было, не по­смот­ре­ла. (33)Про­во­ди­ла гостя, вер­ну­лась в ком­на­ту, уви­де­ла свёрток, раз­вер­ну­ла, а там... мой но­вень­кий два­дцать ше­стой том. (34)Имен­но мой, по пят­ныш­ку на по­след­ней стра­ни­це узна­ла. (35)Вот как по­лу­чи­лось.                                                                                                              (По Куз­не­цо­вой В.Н.) *

* Куз­не­цо­ва Ве­ро­ни­ка Ни­ко­ла­ев­на – со­вре­мен­ная пи­са­тель­ни­ца, автор фан­та­сти­че­ских и де­тек­тив­ных рас­ска­зов и по­ве­стей.
15

   (1)В конце тре­тье­го клас­са, как раз по весне, когда вскры­лась река и с шо­ро­хом и гулом уплы­ли вниз по воде рых­лые серые льди­ны, наша учи­тель­ни­ца Анна Ни­ко­ла­ев­на при­ве­ла в класс но­во­го уче­ни­ка в ки­те­ле с мор­ски­ми пу­го­ви­ца­ми. (2)Эти пу­го­ви­цы бро­си­лись мне в глаза пре­жде всего: у всех были же­лез­ные пу­го­ви­цы со звёздоч­кой, а у Вить­ки Бо­рец­ко­го — с яко­ря­ми.(3)Вить­ка Бо­рец­кий сидел в клас­се тихо на пред­по­след­ней парте, по­свер­ки­вал за­вид­ны­ми пу­го­ви­ца­ми, был тих и ак­ку­ра­тен, тянул руку, если хотел ска­зать или спро­сить, в общем, был об­раз­цо­вым пай-маль­чи­ком, со­вер­шен­но не­по­хо­жим на нашу шум­ли­вую бра­тию.
(4)Вовка Меш­ков с пер­во­го дня не­взлю­бил Бо­рец­ко­го. (5)У Меш­ко­ва от роду не было внут­рен­них тор­мо­зов. (6)Был он раз­вяз­ный, не­вос­пи­тан­ный, и у него даже, ка­за­лось, глаз­ки хищно щу­ри­лись, когда он смот­рел на Вить­ку. (7)Вот и при­ду­мал он Бо­рец­ко­му не­при­лич­ную клич­ку и так за­тер­ро­ри­зи­ро­вал бед­но­го Вить­ку, что тот решил пе­рей­ти в дру­гую школу.
(8)И вот од­на­ж­ды Анна Ни­ко­ла­ев­на ска­за­ла, что школе дали много денег для обо­ру­до­ва­ния, и мы от­пра­ви­лись в ма­га­зин на­гляд­ных по­со­бий.
— (9)Ре­бя­та, вы­би­рай­те, что вам нра­вит­ся! — ско­ман­до­ва­ла Анна Ни­ко­ла­ев­на.
(10)Мы, как дрова, тас­ка­ли на те­ле­гу стек­лян­ные пи­ра­ми­ды, цир­ку­ли, банки со зме­я­ми и ля­гуш­ка­ми.
(11)Когда мы зашли в ма­га­зин за но­вы­ми охап­ка­ми по­со­бий, Анна Ни­ко­ла­ев­на вдруг за­дум­чи­во про­го­во­ри­ла:
— (12)День­ги-то ещё оста­лись. (13)Чего бы ещё ку­пить?
(14)Я не успел по­ду­мать о самом страш­ном для меня во всём ма­га­зи­не, как Анна Ни­ко­ла­ев­на вос­клик­ну­ла, сме­ясь:
— (15)Ске­лет продаётся?
(16)В ту же се­кун­ду меня оза­ри­ло: а ведь этот ске­лет спасёт Вить­ку! (17)Я был аб­со­лют­но уве­рен, что самое страш­ное по­со­бие по­мо­жет Вить­ке остать­ся в нашей школе, по­ми­рить­ся с Во­вкой и за­быть свою по­зор­ную клич­ку.
(18)А план уже от­че­ка­нил­ся в моей го­ло­ве, и я как бы не­взна­чай пред­ло­жил Вить­ке:
— (19)Хо­чешь сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся с ним?
(20)Ре­ши­тель­ным шагом я подошёл к Бо­рец­ко­му, при­дви­нул его к ске­ле­ту, взял кост­ля­вую кисть и по­ло­жил Вить­ке на плечо. (21)Щёлкнул за­твор — го­то­во!
(22)Ве­че­ром я пред­ло­жил Бо­рец­ко­му про­гу­лять­ся в по­ис­ках же­лан­ной встре­чи с Во­вкой.
(23)Вовку мы встре­ти­ли на на­бе­реж­ной, где он ка­тал­ся на ве­ло­си­пе­де.
(24)Не­то­роп­ли­вым дви­же­ни­ем я до­стал фо­то­гра­фию и про­тя­нул Вовке:
— (25)По­смот­ри!
(26)Он не­хо­тя взял кар­точ­ку, и глаза у него по­еха­ли на лоб.
— (27)Ну ты даё-ёшь! — про­шеп­тал он и уста­вил­ся на Вить­ку.
(28)Я ли­ко­вал. (29)Пусть по­про­бу­ет те­перь Вовка по­вто­рить по­зор­ную клич­ку, вы­ду­ман­ную для Вить­ки! (30)Язык у него боль­ше не по­вернётся!
(31)Меш­ков гля­дел на Бо­рец­ко­го с ярко вы­ра­жен­ным ува­же­ни­ем, и Вить­ка по­ти­хонь­ку вы­прям­лял спину, при­под­ни­мал под­бо­ро­док. (32)А Вовка всё смот­рел на Вить­ку, и взгляд его по­сте­пен­но ста­но­вил­ся вос­тор­жен­ным.
                                                                                                                                                                   (По А. А. Ли­ха­но­ву) *
Ли­ха­нов Аль­берт Ана­то­лье­вич (род. в 1935 г.) — пи­са­тель, жур­на­лист, пред­се­да­тель Рос­сий­ско­го дет­ско­го фонда. Осо­бое вни­ма­ние в своих про­из­ве­де­ни­ях пи­са­тель уде­ля­ет роли семьи и школы в вос­пи­та­нии ребёнка, в фор­ми­ро­ва­нии его ха­рак­те­ра.
16

   (1)Вень­ке здо­ро­во не по­вез­ло с име­нем — Ве­ни­а­мин! (2)И на имя-то не по­хо­же! (3)Прямо ле­кар­ство какое-то, вроде ан­ти­грип­пи­на. (4)Или вот цве­ток ещё есть такой — баль­за­мин. (5)А Веня — это ещё хуже: Веня, племя, бремя, семя… (6)Кош­мар какой-то! (7)Мама дома ино­гда на­зы­ва­ет его ещё и Ве­ни­ком. (8)Вень­ка все­гда за­жму­ри­ва­ет­ся, когда это слы­шит. (9)Но не ста­нешь же объ­яс­нять маме, что это его раз­дра­жа­ет и звук этого «Ве­ни­ка» для него всё равно что скре­жет же­ле­за по стек­лу.
(10)Од­но­класс­ни­ки часто го­во­ри­ли ему обид­ные слова, но Вень­ка в общем-то не оби­жал­ся. (11)Он про­сто был не таким, как все, был осо­бен­ным…
(12)Пашки Вин­ту­е­ва в школе не было боль­ше ме­ся­ца. (13)Учи­тель­ни­ца Кира Ген­на­дьев­на уго­ва­ри­ва­ла од­но­класс­ни­ков схо­дить к Пашке в боль­ни­цу или хотя бы на­пи­сать ему за­пис­ки, но все от­ка­за­лись самым ре­ши­тель­ным об­ра­зом. (14)Вень­ка не мог даже пред­по­ло­жить, что ещё кого-то в клас­се не любят так же, как его са­мо­го.
(15)Очень хо­ро­шо зная, как тя­же­ло быть од­но­му, Вень­ка решил съез­дить к Пашке са­мо­сто­я­тель­но.
(16)В школь­ном бу­фе­те Вень­ка купил пару бу­ло­чек с клюк­вен­ной на­чин­кой. (17)Ради та­ко­го слу­чая можно даже по­жерт­во­вать па­пи­ной руч­кой. (18)Кто ещё Винту такую при­несёт?
(19)Винт здо­ро­во об­ра­до­вал­ся Вень­ке и долго пред­став­лял его ре­бя­там в па­ла­те:
— (20)Гля­ди­те! (21)Это Вень­ка… из моего клас­са! (22)Друг!
(23)Вень­ка ни­ко­гда не был дру­гом Винта. (24)Друг — это такое, что не у каж­до­го бы­ва­ет. (25)Ладно, пусть ре­бя­та в па­ла­те ду­ма­ют, что у Винта друг Вень­ка.
(26)Вень­ка про­тя­нул Винту па­ке­тик с двумя бу­лоч­ка­ми и па­пи­ной руч­кой:
– (27)Это тебе пе­ре­да­ча… от клас­са…
– (28)Вот что зна­чит — дру­зья! — ска­зал Пашка гром­ко и слег­ка кач­нул за­гип­со­ван­ной рукой.
– (29)Ан­ту­а­на по­ста­вят на учёт в дет­скую ком­на­ту ми­ли­ции.
– (30)За что? — ис­пу­гал­ся Пашка.
– (31)Как это за что? (32)За твою руку.
– (33)Не может быть… я же сам ви­но­ват… — Пашка вы­гля­дел рас­те­рян­ным.
(34)Вень­ка уди­вил­ся, что Винт, ока­зы­ва­ет­ся, всё пра­виль­но по­ни­ма­ет, и по­яс­нил:
— (35)Твои ро­ди­те­ли на него за­яв­ле­ние в ми­ли­цию на­пи­са­ли.
— (36)Ну, дают! — разо­злил­ся Пашка. — (37)Вень­ка, скажи Ан­ту­а­ну, что всё обойдётся: за­бе­рут они своё за­яв­ле­ние как ми­лень­кие!
(38)Через не­де­лю Винт пришёл в школу. (39)Хотя никто не хотел пи­сать ему за­пи­сок в боль­ни­цу, но воз­вра­ще­нию его в класс все об­ра­до­ва­лись.
(40)Ре­бя­та раз­гля­ды­ва­ли Паш­ки­ну руку с ува­же­ни­ем и не­ко­то­рым сму­ще­ни­ем. (41)Перед самым уро­ком Винт подошёл к Вень­ке и по­про­сил:
— (42)А можно я с тобой сяду?
(43)Вень­ка тут же со­брал раз­бро­сан­ные по парте учеб­ни­ки и тет­ра­ди. (44)Со вто­ро­го клас­са с ним никто не са­дил­ся после того, как он по­драл­ся со Слав­кой Ни­ко­нен­ко. (45)Пашка сел рядом — Вень­ка бо­ял­ся даже ды­шать. (46)Он решил, что этот день стал самым счаст­ли­вым за по­след­ние шесть лет его жизни.                                         (По С. А. Лу­бе­нец) *

Лу­бе­нец Свет­ла­на Ана­то­льев­на — со­вре­мен­ная дет­ская пи­са­тель­ни­ца из Пе­тер­бур­га, пишет книги о под­рост­ках, о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях между ними, школь­ные ис­то­рии самых обык­но­вен­ных и не со­всем обыч­ных ребят. Её серии «Толь­ко для дев­чо­нок», «Толь­ко для маль­чи­шек», «Чёрный котёнок» поль­зу­ют­ся боль­шим спро­сом у чи­та­те­лей.

17

   (1)И вот по­явил­ся в моей жизни Пав­лик. (2)У дво­ро­вых и у школь­ных ребят на­все­гда за­се­ло в па­мя­ти, что в нашей паре я был ве­ду­щим, а Пав­лик — ве­до­мым. (3)Это оста­лось с той поры, когда я «вво­дил Пав­ли­ка в свет» — спер­ва во дворе, потом в школе, где он ока­зал­ся на по­ло­же­нии чу­жа­ка.
(4)На самом деле ду­шев­ное пре­вос­ход­ство было на сто­ро­не Пав­ли­ка. (5)Моё дол­гое при­я­тель­ство с Митей не могло прой­ти бес­след­но: я при­вык к из­вест­но­му мо­раль­но­му со­гла­ша­тель­ству, а про­ще­ние пре­да­тель­ства не­мно­гим от­ли­ча­ет­ся от са­мо­го пре­да­тель­ства. (6)Пав­лик не при­зна­вал сде­лок с со­ве­стью, тут он ста­но­вил­ся бес­по­ща­ден. (7)Нам было лет по че­тыр­на­дцать, когда я на своей шкуре ис­пы­тал, на­сколь­ко не­при­ми­ри­мым может быть мяг­кий, по­кла­ди­стый Пав­лик.
(8)Я не­пло­хо знал не­мец­кий, до­маш­них за­да­ний ни­ко­гда по этому пред­ме­ту не го­то­вил, но од­на­ж­ды на­стал и мой черёд, когда Елена Фран­цев­на ни с того ни с сего вы­зва­ла меня к доске, будто са­мо­го ря­до­во­го уче­ни­ка, и ве­ле­ла чи­тать сти­хо­тво­ре­ние.
– (9)Какое сти­хо­тво­ре­ние? (10)Меня же не было в школе, я болел.
(11)Она стала ли­стать класс­ный жур­нал.
– (12)Со­вер­шен­но верно, ты от­сут­ство­вал, а спро­сить у то­ва­ри­щей, что за­да­но, не до­га­дал­ся?
(13)И я нашёл выход. (14)О до­маш­них за­да­ни­ях я спра­ши­вал у Пав­ли­ка, а он, на­вер­ное, забыл. (15)Я так и ска­зал Елене Фран­цев­не с лёгкой усмеш­кой, при­зы­вая и её от­не­стись к слу­чив­ше­му­ся юмо­ри­сти­че­ски.
– (16)Встань! — при­ка­за­ла Пав­ли­ку немка. — (17)Это прав­да?
(18)Он молча на­кло­нил го­ло­ву, и я тут же понял, что это не­прав­да. (19)Как раз о не­мец­ком я его и не спра­ши­вал.
(20)Елена Фран­цев­на, забыв обо мне, пе­ре­нес­ла свой гнев на Пав­ли­ка, а он слу­шал её, по обык­но­ве­нию, молча, не оправ­ды­ва­ясь и не огры­за­ясь.
(21)Когда, до­воль­ный и счаст­ли­вый, я вер­нул­ся на своё место, Пав­ли­ка не ока­за­лось рядом. (22)Я огля­нул­ся: он сидел через про­ход по­за­ди меня, и у него были хо­лод­ные, пу­стые глаза.
– (23)Ты чего это? (24)Не стоит из-за этого дуть­ся, ну по­кри­чит и за­бу­дет.
(25)Он мол­чал и гля­дел мимо меня. (26)Какое ему дело до Елены Фран­цев­ны, он и ду­мать о ней забыл. (27)Его пре­дал друг. (28)Спо­кой­но, обы­ден­но и пуб­лич­но, средь бела дня, ради гро­шо­вой вы­го­ды пре­дал че­ло­век, за ко­то­ро­го он, не раз­ду­мы­вая, пошёл бы в огонь и в воду.
(29)Почти год дер­жал он меня в от­чуж­де­нии. (30)Все мои по­пыт­ки по­ми­рить­ся так, «между про­чим», успе­ха не имели. (31)Ни­че­го не по­лу­ча­лось — Пав­лик не хотел этого. (32)Не толь­ко по­то­му, что пре­зи­рал вся­кие об­ход­ные пути, мел­кие улов­ки и хит­ро­сти — при­бе­жи­ще сла­бых душ, но и по­то­му, что ему не нужен был тот че­ло­век, каким я вдруг рас­крыл­ся на уроке не­мец­ко­го.                                                                                                              (По Ю. На­ги­би­ну) *

На­ги­бин Юрий Мар­ко­вич (1920—1994) — пи­са­тель-про­за­ик, жур­на­лист и сце­на­рист. Его про­из­ве­де­ния, по­свя­щен­ные темам войны и труда, вос­по­ми­на­ни­ям дет­ства, судь­бам со­вре­мен­ни­ков, пе­ре­ве­де­ны на мно­гие языки мира.

18

   (1)Илья и Саня вме­сте учи­лись с пер­во­го клас­са. (2)Миха попал к ним позже. (3)В той иерар­хии, ко­то­рая вы­стра­и­ва­ет­ся са­мо­про­из­воль­но в каж­дом кол­лек­ти­ве, все трое за­ни­ма­ли самые низ­кие по­зи­ции — бла­го­да­ря пол­ней­шей не­при­год­но­сти ни к драке, ни к же­сто­ко­сти. (4)Илья был длин­ным и тощим, его руки и ноги вечно тор­ча­ли из ко­рот­ких ру­ка­вов и шта­нин. (5)Все­гда оде­тый хуже дру­гих, тоже плохо оде­тых ребят, он по­сто­ян­но па­яс­ни­чал и на­смеш­ни­чал, делал пред­став­ле­ние из своей бед­но­сти, и это был вы­со­кий спо­соб её пре­одо­ле­ния.
(6)Са­ни­но по­ло­же­ние было хуже. (7)Всё вы­зы­ва­ло у од­но­класс­ни­ков за­висть и от­вра­ще­ние: кур­точ­ка на мол­нии, де­ви­чьи рес­ни­цы, раз­дра­жа­ю­щая ми­ло­вид­ность лица и по­лот­ня­ные сал­фет­ки, в ко­то­рые был завёрнут до­маш­ний бу­тер­брод. (8)К тому же он учил­ся иг­рать на пи­а­ни­но. (9)И не было ни­ка­ко­го уми­ле­ния, а толь­ко одни злые на­смеш­ки.
(10)Со­еди­нил Илью и Саню Миха, когда по­явил­ся в пятом клас­се, вы­звав общий вос­торг: он был иде­аль­ной ми­ше­нью для вся­ко­го не­ле­ни­во­го — клас­си­че­ским рыжим. (11)Стри­же­ная го­ло­ва, от­ли­ва­ю­щий крас­ным зо­ло­том кри­вой чуб­чик, даже глаза с оран­же­вым пе­ре­ли­вом. (12)К тому же — оч­ка­рик.
(13)Пер­вый раз Миху по­ко­ло­ти­ли уже пер­во­го сен­тяб­ря — не­силь­но и на­зи­да­тель­но — на боль­шой пе­ре­ме­не. (14)И даже не сами за­во­ди­лы, Му­ры­гин и Мутю­кин — те не сни­зо­шли, — а их под­пе­ва­лы и под­вы­ва­лы. (15)Миха сто­и­че­ски при­нял свою дозу, от­крыл порт­фель, до­стал пла­ток, чтобы сте­реть кровь, и тут из порт­фе­ля вы­су­нул­ся котёнок. (16)Котёнка ото­бра­ли и стали пе­ре­ки­ды­вать из рук в руки. (17)По­явив­ший­ся в этот мо­мент Илья — самый вы­со­кий в клас­се! — пой­мал котёнка над го­ло­ва­ми во­лей­бо­ли­стов, и про­зве­нев­ший зво­нок пре­рвал это ин­те­рес­ное за­ня­тие.
(18)Входя в класс, Илья сунул котёнка под­вер­нув­ше­му­ся Сане, и тот спря­тал его в свой порт­фель.
(19)На по­след­ней пе­ре­ме­не глав­ные враги рода че­ло­ве­че­ско­го, Му­ры­гин и Мутю­кин, котёнка не­мно­го по­ис­ка­ли, но вско­ре за­бы­ли. (20)После четвёртого урока всех от­пу­сти­ли, и маль­чиш­ки с гиком и воем рва­ну­лись вон из школы, оста­вив этих троих без вни­ма­ния в пу­стом клас­се, устав­лен­ном пёстры­ми аст­ра­ми.
(21)Миха по­дроб­но рас­ска­зал, как утром, по до­ро­ге в школу, вы­та­щил бе­до­ла­гу-котёнка почти из самой пасти со­ба­ки, со­би­рав­шей­ся его за­грызть. (22)Но от­не­сти его домой, од­на­ко, он не мог, по­то­му что тётя, у ко­то­рой он жил с про­шло­го по­не­дель­ни­ка, ещё не­из­вест­но как бы к этому от­нес­лась.
(23)Они вышли из школы втроём. (24)Маль­чиш­ки брели и бол­та­ли, бол­та­ли и брели, а потом оста­но­ви­лись возле Яузы, за­мол­ча­ли. (25)По­чув­ство­ва­ли од­но­вре­мен­но — как хо­ро­шо: до­ве­рие, дру­же­ство, рав­но­пра­вие. (26)И мысли нет, кто глав­ней, на­про­тив, все друг другу в рав­ной сте­пе­ни ин­те­рес­ны. (27)Что-то важ­ное про­изо­шло: такая сцеп­ка между лю­дь­ми воз­мож­на толь­ко в юном воз­расте. (28)Крю­чок впи­ва­ет­ся в самое серд­це, и нить, свя­зы­ва­ю­щая людей дет­ской друж­бой, не пре­ры­ва­ет­ся всю жизнь.
(По Л. Улиц­кой) *

Улиц­кая Люд­ми­ла Ев­ге­ньев­на (род. в 1943 г.) — со­вре­мен­ная рос­сий­ская пи­са­тель­ни­ца, про­из­ве­де­ния ко­то­рой пе­ре­ве­де­ны на 25 язы­ков.

19

  (1)Ан­дрю­ша Ру­да­ков был креп­ким и сме­лым маль­чи­ком. (2)Он все­гда за­щи­щал тех, кто по­сла­бее, и за это все в клас­се лю­би­ли его.
(3)Рядом с Ан­дрю­шей за пар­той си­де­ла ма­лень­кая ху­день­кая де­воч­ка Ася. (4)То, что она была ма­лень­кая и сла­бень­кая, ещё можно было про­стить, но то, что Ася была трус­ли­ва, – с этим Ан­дрю­ша никак не мог при­ми­рить­ся. (5)Асю можно было ис­пу­гать, сде­лав ей страш­ные глаза; она бо­я­лась каж­дой встреч­ной со­ба­чон­ки, убе­га­ла от гусей.
(6)Очень не­при­ят­но было Ан­дрю­ше си­деть с такой тру­си­хой, и он вся­че­ски ста­рал­ся из­ба­вить­ся от Аси. (7)По­это­му он од­на­ж­ды принёс в стек­лян­ной банке боль­шо­го паука. (8)Уви­дев стра­ши­ли­ще, Ася по­блед­не­ла и тут же пе­ре­бе­жа­ла на дру­гую парту.
(9)С этого и на­ча­лось… (10)Два дня Ася си­де­ла одна, и учи­тель­ни­ца Анна Сер­ге­ев­на будто бы со­вер­шен­но не за­ме­ча­ла этого, а на тре­тий день она по­про­си­ла Ан­дрю­шу остать­ся после уро­ков.
(11)Ан­дрю­ша сразу до­га­дал­ся, в чём дело, и, когда все ушли из клас­са, он, чув­ствуя себя ви­но­ва­тым, смущённо ска­зал учи­тель­ни­це:
– (12)Я ведь не зря принёс паука. (13)Я хотел при­учить Асю ни­че­го не бо­ять­ся, а она опять ис­пу­га­лась.
– (14)Что ж, я верю тебе, – ска­за­ла Анна Сер­ге­ев­на. – (15)Кто как умеет, тот так и по­мо­га­ет расти своим то­ва­ри­щам, а я тебя по­зва­ла, чтобы рас­ска­зать одну ма­лень­кую ис­то­рию. (16)Много лет назад в этом же клас­се си­де­ли маль­чик и де­воч­ка. (17)Маль­чи­ка звали Вова, а де­воч­ку – Аня. (18)Од­на­ж­ды Аня по­ра­ни­ла гвоздём ногу, да так силь­но, что не могла при­хо­дить в школу: ни баш­мак нель­зя на­деть, ни ва­ле­нок. (19)А шла уже вто­рая чет­верть. (20)И как-то Вова пришёл к Ане и ска­зал: «Аня, я тебя буду во­зить в школу на сан­ках», но Аня за­про­ти­ви­лась: «Что ты, что ты, Вова! (21)Над нами будет хо­хо­тать вся школа...» (22)Но на­стой­чи­вый Вова ска­зал: «Ну и пусть хо­хо­чут!» (23)С этого дня Вова еже­днев­но при­во­зил и от­во­зил на сан­ках Аню. (24)Сна­ча­ла ре­бя­та сме­я­лись над ним, а потом сами стали по­мо­гать. (25)К весне Аня по­пра­ви­лась и смог­ла вме­сте со всеми ре­бя­та­ми пе­рей­ти в сле­ду­ю­щий класс. (26)На этом я могу за­кон­чить рас­сказ, если тебе не за­хо­чет­ся узнать, кем стали Вова и Аня.
– (27)А кем? – не­тер­пе­ли­во спро­сил Ан­дрю­ша.
– (28)Вова стал пре­крас­ным лётчи­ком-ис­пы­та­те­лем. (29)Это твой отец, Вла­ди­мир Пет­ро­вич Ру­да­ков. (30)А де­воч­ка Аня те­перь твоя учи­тель­ни­ца Анна Сер­ге­ев­на.
(31)Ан­дрю­ша опу­стил глаза. (32)Так про­си­дел он за своей пар­той долго. (33)Он живо пред­став­лял са­ноч­ки, де­воч­ку Аню, ко­то­рая те­перь стала его учи­тель­ни­цей, и маль­чи­ка Вову, сво­е­го отца, на ко­то­ро­го ему так хо­те­лось по­хо­дить.
(34)На­ут­ро Ан­дрю­ша, ко­неч­но же, стоял у крыль­ца дома, где жила Ася. (35)Ася, как все­гда, по­яви­лась со своей ба­буш­кой.
– (36)Доб­рое утро, – ска­зал Ан­дрю­ша Аси­ной ба­буш­ке.
(37)Потом по­здо­ро­вал­ся с Асей.
– (38)Если хо­чешь, Ася, пойдём в школу вме­сте.
(39)Де­воч­ка ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла на Ан­дрю­шу. (40)Это он на­роч­но го­во­рит так при­вет­ли­во, от него можно ожи­дать всего. (41)Но ба­буш­ка за­гля­ну­ла в глаза маль­чи­ку и ска­за­ла:
– (42)С ним тебе, Асень­ка, будет спод­руч­нее, чем со мной: он и от собак отобьётся, и маль­чиш­кам в обиду не даст.
– (43)Да, – тихо, но очень твёрдо ска­зал Ан­дрю­ша.
(44)И они пошли вме­сте. (45)Они шли мимо не­зна­ко­мых собак и ши­пя­щих гусей, не усту­пи­ли до­ро­гу бод­ли­во­му козлу-за­ди­ре. (46)И Асе не было страш­но.                                                                                              (По Е.А. Пер­мя­ку) *

Пер­мяк Ев­ге­ний Ан­дре­евич (1902–1982) – рус­ский со­вет­ский пи­са­тель, автор сбор­ни­ков ска­зок и на­уч­но-по­пу­ляр­ных книг для детей и юно­ше­ства.
20

   (1)Солн­це са­ди­лось. (2)Во­круг пахло ве­чер­ней про­хла­дой. (3)Птицы за­мол­ча­ли, усту­пив место на­ше­му герою. (4)Он вска­раб­кал­ся на остат­ки трух­ля­во­го пень­ка, чтобы быть по­вы­ше, и запел. (5)Это был свет­ля­чок — ма­лень­кая бу­ка­шеч­ка, и пел он свою не­за­тей­ли­вую пе­сен­ку о том, что видел: пре­крас­ную кар­ти­ну за­ка­та, кра­си­вое небо, зелёное море травы, се­реб­ря­ные слёзы росы и лю­бовь. (6)Он пел о любви к жизни. (7)Он во всём видел лю­бовь. (8)И хоть его во­каль­ные дан­ные были не­бо­га­ты­ми, он думал, что поёт пре­крас­но, ведь у него было так много слу­ша­те­лей, они им вос­хи­ща­лись, каж­дый хотел быть его дру­гом. (9)Но глу­пый свет­ля­чок не по­ни­мал, что это всё лишь по­то­му, что он об­ла­дал очень не­обыч­ным свой­ством: в от­ли­чие от пан­ци­рей всех осталь­ных свет­ляч­ков, его пан­цирь не про­сто горел зелёным огонь­ком, а пе­ре­ли­вал­ся всеми цве­та­ми ра­ду­ги, как гранёный брил­ли­ант. (10)А стоит толь­ко од­но­му ска­зать, что он зна­ком с чу­дес­ным свет­ляч­ком, ко­то­рый бле­стит, как брил­ли­ант, то дру­гой, ко­неч­но, решит во что бы то ни стало стать его дру­гом, за ним тре­тий, четвёртый и так далее, а зачем — никто не знает, про­сто так по­ве­лось.
(11)Од­на­ж­ды свет­ля­чок за­ме­тил, что его слу­ша­ет бе­ло­ку­рый маль­чик, ко­то­рый сидит рядом в траве, по­вер­нув го­ло­ву к за­хо­дя­ще­му солн­цу.
(12)Свет­ля­чок до утра пел маль­чи­ку, опи­сы­вая то, что видит, и при­ду­мы­вая всё новые и новые срав­не­ния, а на рас­све­те убе­жал к своим дру­зьям. (13)Но, про­па­дая среди лести и вос­хи­ще­ния, он всё же ино­гда при­бе­гал на по­лян­ку, где в любое время ждал его маль­чик.
(14)Время шло, без­жа­лост­но по­жи­рая ми­ну­ты, часы, дни, годы, свет­ля­чок по­ста­рел, по­туск­нел, дру­зей боль­ше у него не было, в гости его не при­гла­ша­ли, им не вос­хи­ща­лись. (15)Всё было кон­че­но, и свет­ля­чок в от­ча­я­нии побрёл на ту же по­лян­ку, где ждал его маль­чик, подошёл к нему и тя­же­ло вздох­нул. (16)Маль­чик это услы­шал и, не по­во­ра­чи­вая го­ло­вы, спро­сил:
– (17)Что слу­чи­лось? (18)Тебя так долго не было, и я по тебе со­ску­чил­ся.
– (19)А разве ты не ви­дишь?
– (20)Нет, — от­ве­тил маль­чик.
– (21)Ну и ладно, — ска­зал свет­ля­чок.
– (22)Рас­ска­жи мне, что ты ви­дишь, — по­про­сил маль­чик.
– (23)Что? — уди­вил­ся свет­ля­чок.
– (24)Спой свою пе­сен­ку. (25)Мне так нра­вит­ся слу­шать, как ты кра­си­во опи­сы­ва­ешь при­ро­ду, небо, солн­це, траву… (26)Вот бы хоть раз взгля­нуть на это.
(27)И тут толь­ко свет­ля­чок понял, что маль­чик сле­пой и ему всё равно, бле­стит у свет­ляч­ка пан­цирь или нет. (28)Он ему нужен даже без блес­ка. (29)Он ему нужен!
– (30)Давай я тебе се­год­ня рас­ска­жу про друж­бу.
– (31)А что это такое? (32)Ты рань­ше не пел мне об этом.
– (33)Рань­ше я про­сто не знал, что это такое, а те­перь знаю.                                                                                  (Прит­ча) *Прит­ча — это не­боль­шой по­учи­тель­ный рас­сказ.

21

     (1)Саша и Женя дру­жат с ран­не­го дет­ства, или, как го­во­рят, с пелёнок. (2)Ведь дру­жат не толь­ко они, но и их папы и мамы. (3)Маль­чи­ки вме­сте ходят в школу в один класс, вме­сте учат уроки и вме­сте иг­ра­ют. (4)Они на­сто­я­щие дру­зья, и всё у них ла­дит­ся. (5)Стоит толь­ко од­но­му за­бо­леть, дру­гой тут как тут: книж­ку по­чи­та­ет, ис­то­рию рас­ска­жет, уроки разъ­яс­нит, а если од­но­го из них ро­ди­те­ли на­ка­жут, кто как не друг поймёт и уте­шит? (6)Это боль­шое сча­стье – иметь на­сто­я­щих дру­зей.
(7)Од­на­ж­ды Сашин папа купил ему ве­ло­си­пед, как раз такой, о каком он меч­тал, – синий, бле­стя­щий, со слег­ка скри­пу­чим мяг­ким си­де­ньем и го­ло­си­стым звон­ком.
– (8)Женя, тебе нра­вит­ся мой ве­ло­си­пед? – спро­сил Саша друга. – (9)Хо­чешь, дам тебе по­ка­тать­ся? (10)Вот, держи. (11)Будем ез­дить по оче­ре­ди. (12)Давай, ты пер­вый, а я пока на ла­воч­ке по­си­жу.
(13)Женя ра­дост­но вско­чил на Сашин ве­ло­си­пед, ве­се­ло нажал на зво­нок и по­ехал. (14)Во­круг дома он объ­е­хал сразу не­сколь­ко раз.
(15)И вдруг – бабах!
(16)Как это слу­чи­лось, труд­но по­нять, но Женя уго­дил на всей ско­ро­сти в клум­бу. (17)Вре­зал­ся в по­са­жен­ное по­сре­ди­не де­ре­во и упал.
(18)С раз­би­тых ко­ле­нок тон­ки­ми струй­ка­ми сте­ка­ла кровь, ныло и щи­па­ло плечо, опу­хал нос. (19)Но всё это было бы не так страш­но, если бы не то, что там, возле де­ре­ва, лежал Сашин новый ве­ло­си­пед с восьмёркой на пе­ред­нем ко­ле­се и урод­ли­во изо­гну­тым рулём…
(20)А к клум­бе уже спе­шил встре­во­жен­ный Саша. (21)Жене изо всех сил хо­те­лось убе­дить друга, что он не ви­но­ват. (22)Пе­чаль­но по­до­брал Саша с земли раз­би­тый ве­ло­си­пед и молча пошёл к дому. (23)Та­ко­го между дру­зья­ми ещё не бы­ва­ло.
(24)Всю ночь Женя плохо спал, а утром за­гля­нул в ком­на­ту отца, ведь толь­ко с ним можно по­де­лить­ся своим горем.
(25)Отец вни­ма­тель­но вы­слу­шал сво­е­го стар­ше­го сына и, ко­неч­но же, нашёл выход.
– (26)Пойдём в ма­га­зин и купим Саше новый ве­ло­си­пед, а по­ло­ман­ный за­бе­ри себе.
  (27)После уро­ков Женя летел домой как на кры­льях. (28)Новый, бле­стя­щий, уже со­бран­ный папой ве­ло­си­пед стоял в при­хо­жей и был ещё лучше преж­не­го. (29)Женя по­ста­вил на пол порт­фель, схва­тил ве­ло­си­пед и по­ка­тил его в квар­ти­ру Саши. (30)Надо ведь успеть, пока друг не вер­нул­ся из школы.
  (31)Дверь от­кры­ла тётя Клара, Са­ши­на мама. (32)Женя быст­ро по­здо­ро­вал­ся, как можно ко­ро­че всё объ­яс­нил, хотя ему по­ка­за­лось, что у тёти Клары было удивлённое лицо и она ни­че­го не по­ня­ла.
– (33)А кто раз­бил ве­ло­си­пед? (34)Ты? (35)Разве не Саша? (36)Стран­но.
(37)Это всё, что она успе­ла ска­зать, пока Женя вка­ты­вал в узкий ко­ри­дор новую Са­ши­ну тех­ни­ку и вза­мен уже за­би­рал раз­би­тый им ве­ло­си­пед. (38)Как всё удач­но! (39)Ну, по­ду­мать толь­ко, какой же у него хо­ро­ший друг Саша. (40)Не выдал его ро­ди­те­лям. (41)На­вер­но, они по­ве­ри­ли, что Саша сам раз­бил ве­ло­си­пед. (42)До­ста­лось же бед­ня­ге, на­вер­ное.
(43)Не успел Женя обо всё хо­ро­шень­ко по­ду­мать, как в дверь по­зво­ни­ли. (44)У двери стоял Саша. (45)Мол­чит. (46)И Женя мол­чит. (47)Сей­час они толь­ко смот­рят друг на друга. (48)Да и зачем им слова?
(49)И так всё ясно.
(50)Ве­ли­кая вещь – друж­ба.                                                                                                                  (По Е. Че­пил­ка) *
Че­пил­ка Елена – со­вре­мен­ная рос­сий­ская пи­са­тель­ни­ца, автор мно­гих дет­ских рас­ска­зов.

22.

(1)По дому плавали запахи и крики. (2)Надежда накрывала стол и ругалась с Оксаной, которая находилась в ванной и отвечала через стену. (3)Слов не было слышно, но Корольков улавливал смысл конфликта. (4)Конфликт состоял в том, что Надежда хотела сидеть за столом вместе с молодёжью, а Оксана именно этого не хотела и приводила в пример других матерей, которые не только не сидят за столом, но даже уходят из дома. (5)Надежда кричала, что она потратила неделю на приготовление праздничного стола и всю прошлую жизнь на воспитание Оксаны и не намерена сидеть на кухне, как прислуга. (6)Корольков лежал у себя в комнате на диване и думал о том, что Оксана не умеет разговаривать с матерью, а Надежда – с дочерью. (7)Она командует, унижая её. (8)И они зажигаются друг о друга, как спичка о коробок. (9)Корольков знал по себе: от него тоже можно чего-то добиться только лестью. (10)Лесть как бы приподнимала его возможности, и он стремился поднять себя до этого нового и приятного ему предела.
(11)Отворилась дверь, и вошла Оксана в длинной новой кофте в стиле «ретро», или, как она называла, «ретрухи».
– (12)Пап, ну скажи ей, – громко пожаловалась Оксана. – (13)Чего она мне нервы мотает?
– (14)Как ты разговариваешь с матерью? – одёрнул Корольков.
– (15)Ну, пап. (16)Ну, чего она сядет с нами? (17)Я всё время буду в напряжёнке. (18)Она вечно что-нибудь ляпнет, и всем неудобно…
– (19)Что значит «ляпнет»?
– (20)Ну, не ляпнет. (21)Произнесёт тост за мир во всём мире. (22)Или начнёт обращать на меня внимание… (23)Или начнёт всем накладывать на тарелки, как будто голод…
– (24)Довольно-таки противно тебя слушать, – объявил Корольков. – (25)Ты говоришь, как законченная эгоистка.
– (26)Но ведь мой день рождения. (27)Мне же шестнадцать лет. (28)Почему в этот день нельзя сделать так, как я хочу?
(29)Корольков посмотрел с тоской на её чистенькое новенькое личико с новенькими ярко-белыми зубами и подумал, что её перелюбили в детстве и теперь придётся жать то, что посеяли. (30)Он понимал, что нужен был дочери не тогда, когда носил её на руках и посещал в оздоровительном детском лагере. (31)А именно теперь, в шестнадцать лет, когда закладывается фундамент всей дальнейшей жизни. (32)И не амбулаторно, как говорят врачи, – пришёл, ушёл. (33)А стационарно. (34)Каждый день. (35)Чтобы не пропустить возможных осложнений. (36)А осложнения, как он понимал, неизбежны.
(37)Позвонили в дверь. (38)Оксану как ветром сдуло вместе с её неудовольствием, и через секунду послышался её голос – тугой и звонкий, как струя, пущенная под напором. (39)С ней было всё в порядке. (40)Впереди праздник, и жизнь – как праздник.                                                                                                                                     (По В. Токаревой)*
Токарева Виктория Самойловна (род. в 1937 г.) – современный российский прозаик и сценарист. 

23

    (1)Софья, Лена и Катя были неразлучны с детского сада. (2)Вместе пошли в школу и вместе её закончили: Софья и Лена – безупречными гламурочками с натянутыми «за красивые глаза» тройками по физике и математике, Катя – с золотой медалью, добрым десятком кило лишнего веса и неистребимым стремлением во всём походить на своих стильных подружек. (3)А потом, всё так же вместе, поступили в университет, только на разные специальности. (4)У Лены и Софьи был целый табун поклонников и приличные шансы на звёздную карьеру в модельном бизнесе, так что ходили они на лекции исключительно для демонстрации новых нарядов. (5)Катя им твердила, что их наверняка отчислят, если они не займутся учёбой, но подруги только смеялись ей в ответ.
(6)Но однажды Софье приснилось, что они стали куклами в игрушечном отделе «Детского мира». (7)На Катю был наклеен ценник с весьма скромной суммой – под стать её неказистому внешнему виду, за Софью и Леночку просили куда больше.
(8)Так они и стали теперь жить – по-королевски наряженными пленницами стеклянных витрин и искусно раскрашенных целлулоидных коробок.
(9)И в один прекрасный день их купили в подарок девочке Маше.
(10)Ночью, когда их новая хозяйка заснула, Лена и Софья стали обсуждать свою новую жизнь.
– (11)Знаешь, Лен, – сказала Софья, – мы привыкли считать самым главным внешность и наряды – и теперь мы куклы. (12)Наверное, это даже правильно.
– (13)А Катя? – робко спрашивает Лена.
– (14)Катя никогда и не была такой, как мы. (15)Она интересовалась тряпками, но лишь потому, что мы с тобой без них жить не могли. (16)Ты видишь, как девочка любит Катю: она её из рук почти не выпускает, и ложится спать, и ест вместе с ней, а мы с тобой день и ночь скучаем на тумбочке. (17)И знаешь что, Лен? (18)Мне, конечно, очень хочется быть на её месте. (19)Но раз уж это невозможно, пусть хотя бы у Кати будет всё хорошо.
(20)Подруги молча смотрят на кровать.
(21)Машенька сопит в обнимку с куклой, часы неутомимо режут вечность на ломтики. (22)Елена и Софья не замечают, что лежащая на подушке Катя изо всех сил пытается приподнять руку, и ей наконец это удаётся. (23)Она неловко отводит с лица девочки непослушную прядь, нежно гладит её по щеке и что-то шепчет в аккуратное ушко.
(24)Девочка вздрагивает, приоткрывает один глаз и, не глядя, сгребает всех кукол с тумбочки.
(25)Уютно устроившись в коконе из одеял, Лена и Соня мгновенно засыпают в тёплом кольце хозяйских рук, и им снится первый за эту жизнь сон.  (26)Им снится, что их любят – не за что-то, а просто потому, что они есть.                                                                                                                                                            (По И.А. Клеандровой)*

 * Клеандрова Ирина Александровна (род. в 1981 г.) – современная российская писательница.




24

(1)Как-то в начале июня зашёл к Поликарповне человек и попросил сдать комнату на лето. (2)Он, не торгуясь, заплатил тридцать рублей.
(3)Звали его Трифоном Петровичем. (4)Он был какой-то уютный, весёлый и простой человек, и хозяйка с первого же дня привыкла к нему, как к своему.
(5)Один раз, походив около бревенчатого домика, Трифон Петрович сказал, потирая руки:
– (6)Дай-ка я поправлю тебе, бабушка, крыльцо.
– (7)Спасибо, родимый, – сказала Поликарповна, – только чуднό мне что-то: пришёл, снял комнату, даже не поторговался, а теперь ты крыльцом моим занимаешься, будто и не чужие мы люди.
– (8)А что ж, Поликарповна, неужто всё только на деньги считать?
(9)Я вот тебе поправлю, а ты потом вспомнишь обо мне добрым словом, вот мы, как говорится, и квиты, – сказал он и засмеялся.
– (10)Теперь, милый, такой народ пошёл, что задаром никто рукой не пошевелит. (11)О душе теперь не думают, только для брюха и живут. (12)Да смотрят, как бы что друг у дружки из рук вырвать, как бы выгоду свою не упустить.
– (13)Ну, нам с тобой делить нечего, – отвечал Трифон Петрович, улыбаясь.
– (14)Прямо с тобой душа отошла, – говорила Поликарповна, – а то уж в людей вера пропадать стала.
– (15)Вера в человека – это самая большая вещь, – отзывался Трифон Петрович. – (16)Когда эта вера пропадёт, тогда жить нельзя.
(17)Один раз вернулся Трифон Петрович из города весёлый и сказал:
– (18)Я там в городе всем порассказал, как тут у вас хорошо: теперь хозяйки не отобьются от постояльцев, у меня рука лёгкая.
(19)Начиная с воскресенья в деревню стали приезжать всё новые и новые дачники. (20)Хозяек охватила лихорадка наживы, и цены поднялись втрое, а так как народ всё ехал, то стали уж хапать без всякой совести.
(21)Как-то зашла к Поликарповне соседка. (22)За разговором невзначай поинтересовалась, за сколько та сдаёт жильё, а услышав ответ, удивлённо раскрыла глаза:
– (23)Да ты, бабка, спятила совсем! (24)У меня есть один, он у тебя с руками за сто оторвёт. (25)Теперь по полтораста берут, по двести!
– (26)Как по двести?.. – спросила едва слышным голосом Поликарповна. (27)У неё почему-то пропал вдруг голос. – (28)Да ведь раньше все дёшево брали…
– (29)Мало что раньше! (30)Тогда народу совсем не было, а теперь от него отбоя нет. (31)Вот что я тебе скажу: из-за чужого человека ты хорошую цену упускаешь, ежели ты его не выставишь, потом ты горько пожалеешь! (32)Ну что, договариваться с новым постояльцем?
(33)Старушка горестно, озабоченно смотрела в сторону, прищурив глаза, потом изменившимся голосом торопливо проговорила:
– (34)Решено! (35)Договаривайся…                                                            (По П.С. Романову)*
Романов Пантелеймон Сергеевич (1884–1938) – русский писатель. Прозе Романова свойственны лиризм и юмор, мастерство диалога, ясный, реалистический язык. 

25

    (1)В командировки мама и отец ездили очень часто: они вместе проектировали заводы, которые строились где-то очень далеко от нашего города. (2)Я оставался с бабушкой – маминой мамой.
(3)В неблагополучных семьях родители, уехав из дому, вообще не присылают писем, в благополучных пишут примерно раз или два в неделю – мы с бабушкой получали письма каждый день. (4)Мои родители соблюдали строгую очерёдность: одно письмо – от отца, другое – от мамы. (5)Порядок ни разу не нарушился. (6)В конце письма неизменно стояла дата, а чуть пониже было написано: «8 часов утра». (7)Значит, отец и мама писáли после своей утренней пробежки и перед работой.
– (8)Фантастика! – сказала однажды бабушка. – (9)Хоть бы раз перепутали очередь!..
(10)Я не мог понять: восторгается она моими родителями или в чём-то их упрекает? (11)Это было отличительной бабушкиной чертой: по её тону часто нельзя было определить, шутит она или говорит всерьёз, хвалит или высмеивает. (12)Я-то восхищался ими, поскольку мы часто восхищаемся поступками, на которые сами не способны.
(13)Конечно, бабушка была счастлива за свою дочь, гордилась её мужем, то есть моим отцом, но она, как и я, редко следовала тем правилам, к которым нас с ней стремились приучить.
(14)Например, мама и отец старались закалить нас. (15)Но мы с бабушкой не желали обливаться ледяной водой и вставать по воскресеньям ещё раньше, чем в будни, чтобы идти на лыжах или в поход. (16)Мы сознавали, что нечётко делаем гимнастику.
(17)Вообще, мои родители то и дело обвиняли нас обоих в нечёткости: мы нечётко сообщали, кто и когда звонил маме или отцу по телефону, нечётко соблюдали режим дня.
(18)Проводив маму с отцом в очередную командировку, мы с бабушкой тут же, как заговорщики, собирались на экстренный совет. (19)Невысокая, сухонькая, с коротко подстриженными волосами, бабушка напоминала озорного мальчишку. (20)А этот мальчишка, как говорили, сильно смахивал на меня. (21)И не только внешне.
– (22)Ну-с, сколько денег откладываем на кино? – спрашивала бабушка.
– (23)Побольше! – говорил я.
(24)И бабушка, любившая ходить в кино, как и я, откладывала побольше, а деньги потом экономились на обедах.
(25)По мнению родителей, мы с бабушкой поступали неразумно и были неправильными людьми, и это нас объединяло. (По А.А. Алексину)*
* Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924 г.) – писатель, драматург. Его произведения, такие как «Мой брат играет на кларнете», «Действующие лица и исполнители», «Третий в пятом ряду» и др., повествуют главным образом о мире юности.
26
(1)Меня ждали шестнадцать лет... (2)Ужасно быть поздним ребёнком! (3)Я стал драгоценным подарком, как чашка, которая, нарядная и чистая, стоит за стеклом, но из которой никогда не пьют чай. (4)Позднего ребёнка ждут не дождутся и, когда наконец дожидаются, начинают проявлять к нему такую любовь, такое внимание, что ему хочется сбежать на край света.
(5)Говоря по-честному, гордостью нашей семьи должна быть сестра Людмила: она кандидат наук, работает в архитектурной мастерской. (6)А гордятся все в доме мной. (7)Это несправедливо.
(8)Чтобы замаскировать эту несправедливость, отец хвалит меня как бы в шутку. (9)Даже за тройки, принесённые из школы, меня не ругают.
– (10)Вот ведь способный какой, а! (11)Совсем вчера не учил уроков, у телевизора сидел, а на тройку ответил!
(12)Частенько отец просит меня напомнить ему содержание кинокартины или книги, которую мы оба читали.
– (13)Какая диковинная память, а! – радостно говорит он. – (14)Всё помнит, будто вчера читал... (15)А я вот всё позабыл, всё перепутал!
(16)Мне кажется, отец просто счастлив, что он всё забывает и путает.
(17)На следующий день, после того как я смазал по физиономии Костику, отец сказал:
– (18)Драться, конечно, нехорошо. (19)А всё-таки смелый какой, а! (20)Ниже на две головы, а пошёл в наступление, решился! (21)Такой в огне не сгорит и в воде не утонет!
(22)Вот до чего доводит любовь!
(23)А мне вовсе не нравится, что дома меня все восхваляют. (24)Трудно разве ответить на тройку? (25)Или запомнить содержание книги? (26)Кретин я, что ли, какой? (27)И почему надо особенно радоваться, что я «на целых две головы» ниже Костика? (28)Хотя на самом деле всего на полголовы.
(29)Отец и мама, мне кажется, очень довольны, что я невысокий. (30)Они-то ведь ждали ребёнка и хотят, чтоб я на всю жизнь им остался. (31)Но я не хочу!
(32)Как-то я услышал по радио, что, если в семье несколько детей, нехорошо одного из них выделять. (33)Я сказал об этом родителям.
– (34)Другой бы гордился, что его выделяют, а этот думает о сестре. (35)Какой добрый, а! – воскликнул отец.
– (36)Значит, любовь и забота не сделали тебя эгоистом, – заключила мама. – (37)Мы очень рады.
(38)Вот вам и всё! (39)Они очень рады. (40)А я?..                                     (По А.Г. Алексину)*
Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924 г.) – писатель, драматург. Его произведения, такие как «Мой брат играет на кларнете», «Действующие лица и исполнители», «Третий в пятом ряду» и др., повествуют главным образом о мире юности.
27

          (1)В дверь позвонили. (2)Из прихожей донеслись оживлённые голоса и смех. (3)Появились гости. (4)Солидные, хорошо одетые люди здоровались с хозяевами, подходили к столу, накладывали в тарелки закуску. (5)Дамы располагались в удобных мягких креслах; мужчины, образовав группки, беседовали друг с другом. (6)Семён Петрович поднял меня с места и представил гостям:
– (7)Вот Иван, самый большой оригинал из всех друзей моей дочери.
(8)Неожиданно попав в центр внимания, я был сильно смущён и, кажется, покраснел. (9)Гости заулыбались, с любопытством оглядывая меня, словно ожидая, что я немедленно докажу справедливость слов профессора.
(10)Он хлопнул меня по плечу:
– (11)Да, молодёжь нынче любопытная. (12)С ней надо говорить, надо общаться!
(13)Одна интересная дама повернулась ко мне:
– (14)Вот скажите мне, Ваня. (15)У меня дочь пятнадцати лет, и она целыми днями слушает какой-то визг. (16)У нас роскошная библиотека, большая, с редкими книгами, но она ничегошеньки не хочет. (17)Придёт из школы, кое-как уроки сделает, включит магнитофон и слушает до вечера.
– (18)Это у них называется «балдеет», – радостно сообщил один из гостей.
– (19)Дух противоречия, – убеждённо сказал другой.
– (20)А по-моему, – заявил подтянутый мужчина, – всё дело в избалованности. (21)Нынешние молодые люди живут как-то слишком легко, без трудностей.
– (22)О-о, это старая песня, – засмеялась дама. – (23)Получается, что если нам было тяжело, то пусть и им будет так же? (24)Глупо!
– (25)Наверное, глупо, – согласился подтянутый. (26)Он хотел что-то добавить, но замешкался.
(27)Семён Петрович решил переменить тему:
– (28)Я надеюсь, что вы не будете против, если моя дочь что-нибудь споёт?
– (29)Это будет прекрасно, – томно сказала пожилая дама.
(30)Семён Петрович повернулся к Кате, не замечая её угрюмого взгляда:
– (31)Катюша, давай-ка «Соловья» алябьевского...
– (32)Значит, «Соловья»? – спросила Катя.
(33)Она мягко коснулась пальцами клавиш – нежно зазвучало вступление. (34)Катя запела тоненьким голоском:
– (35)Соловей мой, соловей,
Чтоб ты сдох, Бармалей!..
– (36)Что? – растерянно пробормотала мама.
(37)Катя перестала играть и повернула к нам разгорячённое лицо:
– (38)Я этого «Соловья» с пяти лет пою. (39)К нам гости – тут я со своим «Соловьём»! (40)Я, если б он мне попался, этот соловей, его на медленном огне изжарила бы!..
(41)Оторопевшие гости не могли вымолвить ни слова.                    (По К.Г. Шахназарову)

** Шахназаров Карен Георгиевич (род. в 1952 г.) – советский и российский кинорежиссёр, сценарист, продюсер.

28

  (1)За­кры­ваю глаза и вижу мой пе­ре­улок. (2)Пер­вый Тру­же­ни­ков. (3)Двух­этаж­ный де­ре­вян­ный дом, в ко­то­ром я про­жи­ла пер­вые де­сять лет своей жизни. (4)Ни­ко­гда не вижу его летом, толь­ко зимой. (5)Чув­ствую запах снега, сли­зы­ваю его со своей пёстрой ва­реж­ки.
(6)По­след­ней до­школь­ной зимой меня от­да­ли в «груп­пу» – так на­зы­ва­ли детей, ко­то­рые по утрам гу­ля­ли в скве­ре с «ин­тел­ли­гент­ной» вос­пи­та­тель­ни­цей. (7)«Груп­па» по­ка­за­лась иде­аль­ным спо­со­бом по­бе­дить мою за­стен­чи­вость.
(8)Дед привёл меня в сквер как по­ла­га­лось: к де­ся­ти. (9)Вос­пи­та­тель­ни­ца, ху­день­кая дама из «быв­ших», ска­за­ла, что я по­хо­жа на Маль­ви­ну, а саму её зовут Вера Гри­го­рьев­на.
(10)Убе­див­шись, что дети «ин­тел­ли­гент­ные», а уж про Веру Гри­го­рьев­ну и го­во­рить не­че­го, дед дви­нул­ся по на­прав­ле­нию к глав­ной аллее, ве­ду­щей из скве­ра на улицу (мы гу­ля­ли на ма­лень­кой, бо­ко­вой!).
(11)Я за­ры­да­ла и бро­си­лась его до­го­нять. (12)Вера Гри­го­рьев­на бро­си­лась за мной, ин­тел­ли­гент­ные дети по­бро­са­ли свои ло­пат­ки и бро­си­лись за Верой Гри­го­рьев­ной.
(13)Я пер­вая до­бе­жа­ла до деда и, ослеп­нув от горя, уткну­лась в кар­ман его тяжёлого доб­рот­но­го паль­то.
(14)Дед сдал­ся: звук моих ры­да­ний, без со­мне­ния, дей­ство­вал без­от­каз­но.
(15)Стрях­нув снег с мас­сив­ной ла­воч­ки с ажур­ны­ми, уто­па­ю­щи­ми в су­гро­бе ла­па­ми, он твёрдо усел­ся на неё, под­нял во­рот­ник и замер на­по­до­бие ста­туи.
(16)Мы с Верой Гри­го­рьев­ной и рас­те­рян­ны­ми детьми вер­ну­лись на свою бо­ко­вую аллею. (17)Я успо­ко­и­лась: ши­ро­кая спина с под­ня­тым ка­ра­ку­ле­вым во­рот­ни­ком была на рас­сто­я­нии де­ся­ти мет­ров от моих глаз.
(18)Во­дить хо­ро­вод во­круг огром­но­го дуп­ли­сто­го дуба и ле­пить из снега «ку­ли­чи­ки», ста­ра­ясь, чтобы они были не хуже, чем у осталь­ных детей, ока­за­лось го­раз­до ве­се­лее, чем гу­лять за руку с ба­буш­кой, как я де­ла­ла до этого. (19)Каж­дые де­сять минут я от­ры­ва­лась от сво­е­го ве­се­лья и про­ве­ря­ла, на месте ли не­по­движ­ная спина, слег­ка занесённая мед­лен­ным сне­гом. (20)Спина была тут и не дви­га­лась. (21)Один, впро­чем, раз её не ока­за­лось, и я уже при­го­то­ви­лась за­ры­дать, но сразу же и успо­ко­и­лась: дед ни­ку­да не ушёл.
(22)Око­че­нев, он под­пры­ги­вал рядом с ла­воч­кой и рас­ти­рал ла­до­ня­ми по­бе­лев­шие щеки.
(23)Ровно в час гу­ля­нье за­кон­чи­лось, и, взяв­шись за руки, мы с дедом пошли домой.
(24)Де­ре­вья сто­я­ли стек­лян­ные от мо­ро­за, и неж­ный го­лу­бо­ва­тый печ­ной дым под­ни­мал­ся из труб.
– (25)Не замёрзла? – спро­сил меня дед.
(26)Я от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой. (27)Новые впе­чат­ле­ния пе­ре­пол­ня­ли меня.
(28)Зима была дол­гой, хо­лод­ной и снеж­ной. (29)Каж­дое утро с де­ся­ти до часу я гу­ля­ла в «груп­пе», а дед сидел на ла­воч­ке с ажур­ны­ми, уто­па­ю­щи­ми в снегу ла­па­ми.
(30)От­ку­да же мне, ше­сти­лет­ней, было знать, что зна­чит си­деть не­по­движ­но и мёрз­нуть во имя любви?
(По И. Му­равьёвой)

Му­равьёва Ирина Ла­за­рев­на – со­вре­мен­ная пи­са­тель­ни­ца, ла­у­ре­ат ли­те­ра­тур­ных пре­мий.

29

 (1)На столе в комнатушке лежали драные-передраные книги, и мне надлежало, пользуясь клеем, пачкой папиросной бумаги, газетами и цветными карандашами, склеивать рваные страницы, прикреплять к серединке оторванные, укреплять корешок и обложку, а потом обёртывать книгу газетой, на которую следовало приклеить кусок чистой бумаги с красиво, печатными буквами, написанными названием и фамилией автора.
(2)«Одетую» мной книгу Житкова «Что я видел» Татьяна Львовна признала образцовой, и я, уединившись в библиотечных кулисах, множил, вдохновлённый похвалой, свои образцы.
(3)Благоговейная тишина, запахи книг оказывали на меня магическое действие. (4)На моём счету числилось пока что ничтожно мало прочитанного, зато всякий раз именно в этой тишине книжные герои оживали в моём воображении! (5)Не дома, где мне никто не мешал, не в школе, где всегда в изобилии приходят посторонние мысли, не по дороге домой или из дома, когда у всякого человека есть множество способов подумать о разных разностях, а вот именно здесь, в тишине закутка, ярко и зримо представали передо мной расцвеченные, ожившие сцены, и я превращался в самых неожиданных героев.
(6)Кем я только не был!
(7)И Филипком из рассказа графа Льва Толстого, правда, я при этом замечательно и с выражением умел читать, и, когда учитель в рассказе предлагал мне открыть букварь, я шпарил все слова подряд, без ошибок, приводя в недоумение и ребят в классе, и учителя, и, наверное, самого графа, потому что весь его рассказ по моей воле поразительно менялся. (8)А я улыбался и въявь, и в своём воображении и, как маленький Филипок, утирал мокрый от волнения лоб большой шапкой, нарисованной на картинке.
(9)Я представлял себя и царевичем, сыном Гвидона, и менял действие сказки Пушкина, потому как поступал, на мой взгляд, разумнее: тяпнув в нос или щёку сватью и бабу Бабариху, я прилетал к отцу, оборачивался самим собой и объяснял неразумному, хоть и доброму, Гвидону, что к чему в этой затянувшейся истории.
(10)Или я представлял себя Гаврошем и свистел, издеваясь над солдатами, на самом верху баррикады. (11)Я отбивал чечётку на каком-то старом табурете, показывал нос врагам, а пули жужжали рядом, и ни одна из них не задевала меня, и меня не убивали, как Гавроша, я отступал вместе с последними коммунарами, прятался в проходных дворах. (12)Потом я ехал в родной город и оказывался здесь, в библиотечном закутке, и от меня ещё пахло порохом парижских сражений.
(13)Сочиняя исправленные сюжеты, я замирал, глаза мои, наверное, останавливались, потому что, если фантазия накатывала на меня при свидетелях, я перехватывал их удивлённые взгляды, – одним словом, воображая, я не только оказывался в другой жизни, но ещё и уходил из этой.

(По А.А. Лиханову)*
 Лиханов Альберт Анатольевич (род. в 1935 г.) – писатель, журналист, председатель Российского детского фонда. Особое внимание в своих произведениях писатель уделяет роли семьи и школы в воспитании ребёнка, в формировании его характера.    

30

 (1)Я хочу поведать вам историю, которая во многом определила моё отношение к миру.
(2)Всякий раз, когда заходит разговор о людях, хороши они или плохи, я вспоминаю этот случай из детства.
(3)Мы жили в деревне. (4)Однажды отец взял меня в город. (5)Помню, мы искали обувь и зашли по дороге в книжный магазин. (6)Там я увидел книгу. (7)Я взял её в руки, на каждой странице книги были большие картинки. (8)Я очень хотел, чтобы отец купил мне эту книгу, но он посмотрел на цену и сказал: «В другой раз купим». (9)Книга была дорогой.
(10)Дома я целый вечер говорил только о книге. (11)И вот через две недели отец дал мне деньги.
(12)Когда мы шли к магазину, мне было страшно: а вдруг книга уже продана? (13)Нет, книга лежала на месте.
(14)Мы сели в вагон дачного поезда, и все, разумеется, сразу заметили, какую книгу я везу. (15)Многие пассажиры садились рядом, чтобы посмотреть картинки. (16)Весь вагон радовался моей покупке, и на полчаса я стал центром внимания.
(17)Когда поезд отошёл от очередной станции, я поставил книгу на открытое окно и стал смотреть на лес, на поля и луга, которые мелькали за окном. (18)И вдруг – о ужас! (19)Книга исчезла между двойными окнами вагона. (20)Ещё не понимая серьёзности положения, я замер и испуганно смотрел на отца, на соседа-лётчика, который пытался достать книгу. (21)Через минуту уже весь вагон помогал нам.
(22)А поезд бежал, и вот уже скоро наша станция. (23)Я плакал, не желая выходить из вагона, тогда лётчик обнял меня и сказал:
– (24)Ничего, поезд ещё долго будет идти. (25)Мы обязательно достанем книгу и пришлём тебе. (26)Скажи мне, где ты живёшь?
(27)Я плакал и не мог говорить. (28)Отец дал лётчику адрес. (29)На другой день, когда отец вернулся с работы, он принёс книгу.
– (30)Достал?
– (31)Достал, – засмеялся отец.
(32)Это была та самая книга. (33)Я был на седьмом небе от счастья и засыпáл с книгой в руках.
(34)А через несколько дней пришёл почтальон и принёс нам большой пакет. (35)В пакете была книга и записка от лётчика: (36)«Я же говорил, что мы достанем её».
(37)А ещё через день опять пришёл почтальон и опять принёс пакет, а потом ещё два пакета, и ещё три: семь одинаковых книжек.
(38)С того времени прошло почти 30 лет. (39)Книжки в войну потерялись. (40)Но осталось самое главное – хорошая память о людях, которых я не знаю и даже не помню в лицо. (41)Осталась уверенность: бескорыстных и хороших людей больше, чем плохих, и жизнь движется вперёд не тем, что в человеке плохого, а тем, что есть в нём хорошего.
(По В.М. Пескову)*
 * Песков Василий Михайлович (1930–2013) – писатель, журналист, путешественник.

31

(1)Прежде чем увидеть Наилю, я услышал её голос. (2)Он поразил меня, заставил сердце биться чаще, чем обычно. (3)У всех людей в голосе звучит одна струна, а в её голосе как бы слышались две: одна звучала низко, густо, а другая – высоко, тонко. (4)Эти нежные струны то звучали порознь, то перемежались, то сливались и звучали вместе едва заметной дрожью. (5)Самые простые слова, когда она их произносила, менялись в своём значении, и казалось, что вообще слышишь их в первый раз. (6)Голос обновлял слова, наполнял теплом.
(7)Я услышал голос Наили и представил себе её: волосы должны быть тёмными, глаза – с угольками в середине, губы – чуть припухшие, с едва заметными трещинками от воды и ветра. (8)Вместе с её голосом до меня долетало её дыхание, похожее на шелест листвы, когда пахнёт ветер. (9) . (10)Мне хотелось, чтоб он звучал вечно и никто, кроме меня, его не слышал бы.
(11)Она сидела на прибрежном песке, поджав ноги и упершись подбородком в колени. (12)Она сидела неподвижно, может быть, даже уснула. (13)Я сделал большой круг, обошёл её, чтобы посмотреть, не спит ли она. (14)Её глаза так сосредоточенно смотрели в одну точку, что я подумал: она видит сон с открытыми глазами.
(15)У неё были тёмные глаза и, когда Наиля щурилась, становились совсем чёрными. (16)Когда же солнце не светило в лицо и она открывала глаза широко, вся чернота собиралась в маленькие точки. (17)Глаза её блестели, как от слёз, хотя она не плакала.
(18)И вдруг она оторвалась от своего сна, подняла глаза и сказала:
– (19)А я тебя знаю.
– (20)Ты меня знаешь? – (21)Я хотел закричать от радости, совершить что-то немыслимое.
– (22)Мы же учимся в одной школе. (23)Разве ты меня не видел?
– (24)Не видел!
– (25)Какой ты невнимательный, – сказала она.
– (26)Я слышал твой голос... (27)Я услышал твой голос, – сказал я.
– (28)Ты узнал меня по голосу?
– (29)Нет, другое... (30)Я хотел узнать тебя из-за голоса.
– (31)Тебе понравился мой голос?
(32)Понравился! (33)Это было не то слово. (34)Этот голос полностью захватил власть надо мной!
(35)И вдруг я сказал:
– (36)Ты можешь прочитать наизусть таблицу умножения?
(37)Моя неожиданная просьба застала её врасплох.
– (38)Смеёшься?
– (39)Нет, серьёзно. (40)Я буду слушать твой голос.
(41)Наиля посмотрела на меня пристально, покачала головой. (42)Она не могла понять, а я не мог объяснить ей, что её голос менял значение слов и самые обыкновенные слова звучали как только что рождённые. (43)И таблица умножения превращалась в стихи.                                   (По Ю.Я. Яковлеву)*
Яковлев Юрий Яковлевич (1923–1996) – писатель и сценарист, автор книг для детей и юношества.

32

(1)Толя осени не любил. (2)Не любил за то, что опадали листья и «реже солнышко блистало», а больше всего за то, что осенью часто шли дожди и мама не пускала его на улицу.
(3)Но вот наступило такое утро, когда все окна были в извилистых водяных дорожках, а дождь заколачивал и заколачивал что-то в крышу... (4)Но мама не удерживала Толю дома, а даже поторапливала. (5)И Толя почувствовал, что теперь он совсем большой: папа тоже ходил на работу
в любую погоду!
(6)Мама вынула из шкафа зонтик и белый плащ, который Толя тайком надевал вместо халата, когда они с ребятами играли в докторов.
– (7)Ты куда? – удивился Толя.
– (8)Тебя провожу.
– (9)Меня... провожать? (10)Что ты?
(11)Мама вздохнула и положила приготовленные вещи обратно в шкаф.
(12)Толе очень нравилось бежать в школу под дождём. (13)Один раз он обернулся и вдруг на другой стороне улицы увидел маму. (14)На улице было много плащей и зонтиков, но маму он узнал сразу. (15)А она, заметив, что Толя обернулся, спряталась за углом старого двухэтажного дома.
(16)«Прячется!» – сердито подумал Толя. (17)И побежал ещё быстрей, чтоб мама не вздумала догонять его.
(18)Возле самой школы он обернулся ещё раз, но мамы уже не было.
(19)«Вернулась», – с облегчением подумал он.
(20)На торжественной линейке ученики строились по классам. (21)Молодая учительница проворно смахивала с лица мокрые прядки волос и кричала:
– (22)Первый «В»! (23)Первый «В»!
(24)Толя знал, что первый «В» – это он. (25)Учительница повела ребят на четвёртый этаж.
(26)Ещё дома Толя решил, что ни за что не сядет за парту с девчонкой. (27)Но учительница, словно шутя, спросила его:
– (28)Ты, наверное, хочешь сесть с Черновой, да?
(29)И Толе показалось, будто он и правда всегда мечтал сидеть рядом с Черновой.
(30)Учительница раскрыла журнал и начала перекличку. (31)После переклички она сказала:
– (32)Орлов, прикрой, пожалуйста, окно.
(33)Толя сразу вскочил и подошёл к окну, но дотянуться до ручки ему было нелегко. (34)Он приподнялся и вдруг замер на цыпочках: за окном он неожиданно увидел маму. (35)Она стояла, держа в руках сложенный зонтик, не обращая внимания на дождь, который стекал с плаща, и медленно водила глазами по окнам школы: мама, наверно, хотела угадать, в каком классе сидит её Толя.
(36)И тут он не смог рассердиться. (37)Наоборот, ему захотелось высунуться на улицу, помахать маме и громко, чтобы не заглушил дождь, крикнуть:
– (38)Не волнуйся! (39)Не волнуйся, мамочка... (40)Всё хорошо! (41)Но крикнуть он не мог, потому что на уроке кричать не полагается.                                                     (По А. Алексину)*
Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924 г.) – писатель, драматург. Его произведения, такие как «Мой брат играет на кларнете», «Действующие лица и исполнители», «Третий в пятом ряду» и др., повествуют главным образом о мире юности.

33
 (1)Он был всем в жизни Анны Викторовны, её сын.
(2) Она ждала его долго. (3)Больше года с момента замужества лечилась, ходила на процедуры. (4)Лечащий врач ничего не гарантировал, но всё же внушал оптимизм насчёт перспектив. (5)Она не просто хотела ребёнка, она хотела сына, чтобы назвать его именем безвременно ушедшего, горячо любимого отца.
(6)Когда она уже жила в ожидании ребёнка, по всем внешним признакам ей предсказывали дочь, но она упорно твердила, что у неё родится сын. (7)И он родился! (8)Крепким, здоровым и красивым! (9)С самого первого прикосновения его влажных, тёплых губ к её груди она восприняла сына как чудо, явившееся чтобы стать её опорой всегда и во всём. (10)Данное ему имя — Виктор — стало не только символом памяти об отце, но и знаком её побед за счастье сына.
(11)В первых лет она растила его как «маленького принца»: с изысканными манерами, почтительным отношением к старшим и представителям прекрасного пола. (12)Ради сына она изощрялась, как могла, чтобы совладать с тираническими и плебейскими замашками мужа и сохранить семью, дабы не обрекать ребёнка на зависть к тем детям, которые живут в полных семьях. (13)Компромиссы, уступки помогали внешне сохранять в доме атмосферу покоя, что позволяло отнести их семью к категории вполне благополучных.
(14)Она знала, что привлекает внимание мужчин, однако никто не мог вызвать у неё интереса, так как все её помыслы и лучшие чувства принадлежали сыну. (15)Сын учился в той же школе, где она проработала все годы сразу послед окончания университета, однако никто не мог упрекнуть её в «семейственности», поскольку Виктор рос настолько ярким, талантливым и усердным, что никому и в голову не пришло бы заподозрить её в использовании для успехов сына своего статуса учительницы. (16)Единственная её корысть состояла в том, что мальчик всегда был у неё на глазах и она знала о нём всё, что позволяло ей высвечивать, обозначать особым смыслом его победы и подставлять ему плечо при радостях и неудачах.
(17)Дружба сына с матерю, их взаимная привязанность вызывали удивление и даже зависть у многих. (18)Они всё обсуждали вместе, часто гуляли вдвоём, делились впечатлениями об увиденном и прочитанном, о головокружительных возможностях, связанных с развитием биологии, о его друзьях и отношениях с ними и даже о его влюблённостях. (19)Мать была его лучшим другом, и потому он всегда чувствовал себя защищённым, уверенным в себе, преисполненным чувства собственного достоинства и дружелюбия к окружающим.
(20)«Может, и правильно, что не пошла в науку, отказалась от аспирантуры после университета, — иногда рассуждала она про себя, — я чувствую неисчерпаемые возможности свои именно в качестве педагога. (21)У меня именно педагогический талант, данный мне от Бога, и мои ученики, и прежде всего мой сын тому подтверждение!»
                                                                                                                                                                        (По Л. Матрос*)
*Лариса Григорьевна Матрос (род. в 1961 г.) — юрист по профессии, доктор философии, писатель, литературных критик.
34

 (1)На рассвете мы с Лёнькой напились чаю и пошли на мшары искать глухарей. (2)Идти было скучно.
– (3)Ты бы, Лёня, рассказал чего-нибудь повеселей.
– (4)Чего рассказывать? – ответил Лёнька. – (5)Разве про старушек в нашей деревне. (6)Старушки эти – дочери знаменитейшего художника Пожалостина. (7)Академик он был, а вышел из наших пастушат, из сопливых. (8)Его гравюры висят в музеях в Париже, Лондоне и у нас в Рязани. (9)Небось, видели?
(10)Я вспомнил прекрасные, чуть пожелтевшие от времени гравюры на стенах своей комнаты в доме у двух хлопотливых старух. (11)Вспомнилось мне и первое, очень странное ощущение от гравюр. (12)То были портреты старомодных людей, и я никак не мог избавиться от их взглядов. (13)Толпа дам и мужчин в наглухо застёгнутых сюртуках, толпа семидесятых годов девятнадцатого столетия, смотрела на меня со стен с глубоким вниманием.
– (14)Приходит как-то в сельсовет кузнец Егор, – продолжил Лёня. – (15)Нечем, говорит, чинить то, что требуется, потому давайте колокола снимать.
(16)Встревает тут Федосья, баба из Пýстыни: (17)«У Пожалостиных
в доме старухи по медным доскам ходят. (18)Что-то на тех досках нацарапано – не пойму. (19)Эти доски и пригодятся».
(20)Я пришёл к Пожалостиным, сказал, в чём дело, и попросил эти доски показать. (21)Старушка выносит доски, завёрнутые в чистый рушник. (22)Я взглянул и замер. (23)Мать честнáя, до чего тонкая работа, до чего твёрдо вырезано! (24)Особенно портрет Пугачёва – глядеть долго нельзя: кажется, с ним самим разговариваешь. (25)«Давайте мне доски на хранение, иначе их на гвозди переплавят», – говорю ей.
(26)3аплакала она и говорит: (27)«Что вы! (28)Это народная ценность, я их ни за что не отдам».
(29)В общем, спасли мы эти доски – отправили в Рязань, в музей.
(30)Потом созвали собрание, чтобы меня судить за то, что доски спрятал. (31)Я вышел и говорю: (32)«Не вы, а ваши дети поймут ценность этих гравюр, а труд чужой почитать надо. (33)Человек вышел из пастухов, десятки лет учился на чёрном хлебе и воде, в каждую доску столько труда вложено, бессонных ночей, мучений человеческих, таланта...»
– (34)Таланта! – повторил Лёня громче. – (35)Это понимать надо! (36)Это беречь и ценить надо! (37)Ведь правда?                                                                                       (По К.Г. Паустовскому)*

 * Паустовский Константин Георгиевич (1892–1968) – русский советский писатель и публицист, мастер лирико-романтической прозы, автор произведений о природе, исторических повестей, художественных мемуаров.


35

(1)Динка огляделась. (2)Уютно белеющая в зелени хата вблизи оказалась старой, вросшей в землю, облупленной дождями и ветрами. (3)Одной стороной хата стояла на краю обрыва, и кривая тропинка, сбегая вниз, приводила к заброшенному колодцу.
(4)Яков сидел у раскрытого окна на низенькой скамеечке перед изрезанным сапожным ножом столиком и, склонившись, тачал сапоги. (5)Иоська, размахивая руками, что-то весело рассказывал отцу, на щеке его вспрыгивала лукавая ямочка. (6)Отец и сын сидели в единственной, но очень просторной комнате с огромной русской печкой.
(7)Осторожно войдя в сени и заглянув в комнату, Динка остановилась от неожиданности. (8)Прямо перед ней, в простенке между двумя окнами, где стоял сапожный столик и было светлее, возвышался портрет молодой женщины со строгой улыбкой, в городском платье, с чёрным кружевным шарфом. (9)Она была изображена во весь рост и так, как будто торопилась куда-то, накинув свой лёгкий шарф.
(10)Но больше всего поразили Динку её глаза. (11)Огромные, полные какой-то внутренней тревоги, умоляющие и требовательные. (12)Остановившись на пороге, Динка не могла оторвать глаз от этого портрета. (13)Казалось, она где-то уже видела эти глаза, улыбку и ямочку на щеке.
(14)3абывшись, она молча переводила глаза с портрета матери на сына...
(15)Иоська смолк и насторожённо смотрел на непрошеную гостью. (16)Яков тоже поднял глаза, и на лице его появилось уже знакомое Динке выражение сосредоточенной строгости.
– (17)Здравствуйте, барышня! – сказал он, поднимаясь навстречу.
– (18)Здравствуйте, Яков Ильич! – низко кланяясь, прошептала оробевшая Динка.
(19)Портрет Катри, её живые, горящие глаза, притихший двойник портрета, Иоська, и сам несчастный, уединившийся здесь после смерти жены скрипач – всё это внушало ей ужас. (20)Ноги её, казалось, приросли к порогу, и, не зная, что ей делать, она жалостно попросила:
– (21)Сыграйте, Яков Ильич.
(22)Иоська с готовностью подал отцу скрипку. (23)Яков кивнул сыну и, повернувшись к портрету, поднял смычок, прикоснулся к струнам...
(24)Как только полились звуки скрипки, страх Динки прошёл. (25)Играя, Яков смотрел на портрет и, двигая в такт музыке бровями, улыбался. (26)И Катря отвечала ему нежной, строгой улыбкой. (27)А Иоська сидел на сапожной табуретке и, сложив на коленях ладошки, смотрел то на отца, то на мать.                                                                                                                                                                     (По В.А. Осеевой)*
* Осеева-Хмелёва Валентина Александровна (1902–1969) – детская писательница. Самыми известными её произведениями стали повести «Динка», «Динка прощается с детством».

36

 (1)Лина уже пол­ме­ся­ца жила в Москве. (2)Гне­ту­щие и без­ра­дост­ные со­бы­тия в её жизни от­да­ва­лись по­сто­ян­ной болью в серд­це, окра­си­ли мрач­ны­ми то­на­ми всё её су­ще­ство­ва­ние.
(3)За­быть­ся было не­воз­мож­но.
(4)Она хо­ди­ла в те­ат­ры, и там почти в каж­дой опере, в каж­дом ба­ле­те была жиз­нен­ная драма. (5)Мир вечно раз­делён на два по­лю­са: жизнь и смерть. (6)В эти по­ня­тия, между этими по­лю­са­ми в два ко­рот­ких слова вме­ща­лось всё.
(7)В Тре­тья­ков­ке почти на по­ло­ви­не кар­тин изоб­ра­жа­лось что-то груст­ное.
(8)Од­на­ж­ды Лина пошла в зоо­парк. (9)Но и тут ей не по­нра­ви­лось: жалко было по­про­ша­ек мед­ве­дей, зады у ко­то­рых были вы­тер­ты и голы от­то­го, что они часто на потеxy людям уса­жи­ва­лись и «слу­жи­ли» за кон­фет­ку, за кусок булки. (10)Жалко сон­ных, по­лу­об­лез­лых хищ­ни­ков: они были со­всем-со­всем не­страш­ны – эти за­са­жен­ные в клет­ку клы­ка­стые звери.
(11)Она ушла из зоо­пар­ка, по­бро­ди­ла по ули­цам, села на ска­мей­ку от­дох­нуть и стала огля­ды­вать­ся.
(12)Гло­бус. (13)Синий гло­бус, в жёлтом бле­стя­щем об­ру­че, карты неба, трас­сы спут­ни­ков. (14)Лина до­га­да­лась: она по­па­ла в огра­ду Пла­не­та­рия.
(15)«Пла­не­та­рий так Пла­не­та­рий, всё равно», – по­ду­ма­ла она и пошла вовнутрь зда­ния, ку­пи­ла билет. (16)Экс­кур­со­во­ды рас­ска­зы­ва­ли о ме­тео­ри­тах, о смене дня и ночи, времён года на Земле, ре­бя­тиш­ки гла­зе­ли на ма­ке­ты спут­ни­ков и на ра­ке­ту. (17)Вдоль кар­ни­зов тя­ну­лись изоб­ра­же­ния звёзд. (18)Лина пошла на­верх и очу­ти­лась в ку­по­ле Пла­не­та­рия.
(19)До­едая мо­ро­же­ное и по­ти­хонь­ку бро­сая бу­маж­ки под си­де­нья, люди ждали лек­ции.
(20)Погас свет, и за­зву­чал голос лек­то­ра. (21)Он рас­ска­зы­вал о Все­лен­ной. (22)На небе Пла­не­та­рия по­яви­лись ки­но­кад­ры: пред­став­ле­ние древ­них людей о стро­е­нии мира, порт­ре­ты Га­ли­лея, Джор­да­но Бруно.
(23)А по небу Пла­не­та­рия ле­те­ло не­бес­ное све­ти­ло – солн­це. (24)Солн­це, да­ю­щее всему жизнь. (25)Оно про­хо­ди­ло по иг­ру­шеч­но­му небу, над иг­ру­шеч­ной Моск­вой, и само солн­це было иг­ру­шеч­ным.
(26)И вдруг купол над ней зацвёл звёздами, и от­ку­да-то с высот, на­рас­тая, ши­рясь и креп­чая, по­ли­лась му­зы­ка.
(27)Лина слы­ша­ла эту му­зы­ку не раз. (28)Она даже знала, что это му­зы­ка Чай­ков­ско­го, и на мгно­ве­ние уви­де­ла ска­зоч­ных ле­бе­дей и тёмную силу, под­сте­ре­га­ю­щую их. (29)Нет, не для уми­ра­ю­щих ле­бе­дей была на­пи­са­на эта му­зы­ка. (30)Му­зы­ка звёзд, му­зы­ка веч­ной жизни, она, как свет, воз­ник­ла где-то в глу­би­нах ми­ро­зда­ния и ле­те­ла сюда, к Лине, долго-долго ле­те­ла, может, доль­ше, чем звёздный свет.
(31)Звёзды сияли, звёзды лу­чи­лись, бес­чис­лен­ные, вечно живые. (32)Му­зы­ка на­би­ра­ла силу, му­зы­ка ши­ри­лась и взле­та­ла к небу всё выше, выше. (33)Рождённый под этими звёздами че­ло­век по­сы­лал небу свой при­вет, сла­вил веч­ную жизнь и всё живое на Земле.
(34)Му­зы­ка уже раз­ли­лась по всему небу, она до­стиг­ла самой далёкой звез­ды и гря­ну­ла на весь не­объ­ят­ный под­не­бес­ный мир.
(35)Лине хо­те­лось вско­чить и крик­нуть:
– (36)Люди, звёзды, небо, я люблю вас!
(37)Вски­нув руки, она при­под­ня­лась с си­де­нья и устре­ми­лась ввысь, по­вто­ряя за­кли­на­ние:
– (38)Жить! (39)Жить!
                                                                                                      (По В.П.Аста­фье­ву) *
* Аста­фьев Вик­тор Пет­ро­вич (1924–2001) – рус­ский со­вет­ский пи­са­тель, автор ши­ро­ко из­вест­ных ро­ма­нов, по­ве­стей, рас­ска­зов.
37

(1)Как толь­ко у нас с Паш­кой по­яв­лял­ся какой-ни­будь за­мы­сел, не­из­мен­но ока­зы­ва­лось, что в про­шлом кто-то уже опе­ре­дил нас. (2) Нель­зя же за­но­во изоб­ре­тать самолёт, если его давно изоб­ре­ли, или от­кры­вать новые стра­ны, если всё уже прой­де­но вдоль и поперёк! (3)Вы­хо­ди­ло, что мы ро­ди­лись слиш­ком позд­но и пути к славе для нас за­кры­ты.
(4)Я вы­ска­зал­ся в этом смыс­ле дома, но мать, удивлённо по­смот­рев на меня, ска­за­ла:
– (5)Экий ты, ока­зы­ва­ет­ся, ещё ду­ра­чок!.. (6)Иди вон на ого­ро­де славу за­ра­ба­ты­вай...
(7)Пашка за­ме­тил:
– (8)По­че­му это ма­те­ри, как пра­ви­ло, детей любят, а не по­ни­ма­ют? (9)Вот рань­ше было: (10)«Бла­го­слов­ляю тебя, сын мой, на по­двиг...». (11)А тут — на ого­род!..
(12)Пашка хочет быть как Циол­ков­ский и все­гда что-ни­будь изоб­ре­та­ет. (13)Он по­стро­ил ма­ши­ну, чтобы на­ли­вать воду в ко­ло­ду для ко­ро­вы. (14)Ма­ши­на, прав­да, сама воду на­ли­вать не могла; зато если на­лить вёдрами, то потом до­ста­точ­но на­жать же­лез­ный рычаг, чтобы бо­чо­нок опро­ки­нул­ся и по­ло­ви­на воды по­па­ла в ко­ло­ду.
(15)Мать по­ру­ги­ва­ла Пашку за то, что он на­го­ро­дил у ко­лод­ца вся­ких палок, од­на­ко всё об­хо­ди­лось. (16)Но од­на­ж­ды Паш­кин отец в су­мер­ки на­сту­пил на рычаг, и его ока­ти­ло с го­ло­вы до ног. (17)Он тут же из­ло­мал Паш­ки­ну «ме­ха­ни­ку» и задал бы са­мо­му изоб­ре­та­те­лю, да тот убе­жал.
(18)У меня нет при­стра­стия к тех­ни­ке — мне боль­ше нра­вит­ся чи­тать. (19)Но все книги, какие я мог до­стать, уже чи­та­ны-пе­ре­чи­та­ны, и я по­про­бо­вал на­пи­сать свою.
(20)Я вы­про­сил у отца боль­шую кон­тор­скую книгу, вывел на об­лож­ке: «(21)Ле­то­пись. (22)Древ­няя, сред­няя и новая ис­то­рия де­рев­ни Тыжи, сочинённая Н.И. Бе­ре­зи­ным».
(23)Вна­ча­ле опи­са­ние де­рев­ни шло глад­ко. (24)Но после слов: «За­ло­же­на де­рев­ня в...» — на­ча­лись за­труд­не­ния. (25)Ос­но­ва­ние де­рев­ни от­но­си­лось, ко­неч­но, к древ­ней ис­то­рии, но ни­ка­ких древ­но­стей мне об­на­ру­жить не уда­лось.
(26)Ни­че­го, к со­жа­ле­нию, не вышло и со сред­ней ис­то­ри­ей. (27)Дед Савва, к ко­то­ро­му я при­стал с рас­спро­са­ми, от­мах­нул­ся:
– (28)Какая, к ле­ше­му, у нашей де­рев­ни ис­то­рия! (29)Бе­до­ва­ли в этой ча­що­бе — вот и вся ис­то­рия.
(30)Ис­то­рия Тыжи оста­лась не­на­пи­сан­ной, но в де­рев­не меня те­перь зовут не иначе как «Коль­ка-ле­то­пи­сец»...
(31)Да, мы могли бы уди­вить мир, но пока не знали чем.                              (По Н. Ду­бо­ву) *

Дубов Ни­ко­лай Ива­но­вич (1910—1983 гг.) — рус­ский со­вет­ский пи­са­тель. Автор пьес «У по­ро­га», «На­сту­па­ет утро», по­ве­стей «На краю земли», «Огни на реке», «Небо с ов­чин­ку» и др., ро­ма­на «Горе од­но­му». В ос­нов­ном его про­из­ве­де­ния осве­ща­ют ост­рые про­бле­мы, пе­ре­лом­ные со­бы­тия в жизни мо­ло­до­го че­ло­ве­ка.

38

(1)Он растяпа, этот Вовка. (2)Олег же его предупреждал! (3)Деревенские ребята хорошие, но их надо авторитетом брать, после этого они станут друзьями – во!
(4)А с авторитетом вот что вышло.
(5)Олег-то в Ольшанке сто раз был. (6)Он только вылез из автобуса, и к нему сразу кинулись мальчишки: Минтин, Витёк и Егорка. (7)Расхватали вещи и понесли к дому его родни.
(8)А у самого дома на Вовку пошёл какой-то сивобородый козёл. (9)Чего козёл Сивка от Вовки хотел, неизвестно, и Вовка на всякий случай попятился, споткнулся и шлёпнулся прямо в грязь.
(10)Витёк и Минтин ка-ак захохочут, за ними – самый маленький – Егорка. (11)А Вовка от стыда готов был провалиться сквозь землю.
(12)После обеда Минтин с Витьком повели компанию в лес в свой «фирменный» малинник.
(13)Вскарабкавшись на обрыв по узенькой тропе, они очутились на заброшенной вырубке. (14)Это и был малинник: запах малины, жара и шмелиное жужжание...
(15)Когда наелись малины, повернули назад и по дороге решили зайти в старый парк.
(16)Одна из аллей шла в самый глухой угол парка. (17)Там стояла бывшая барская контора, которая смотрела на прохожих пугающе чёрными пустыми окнами.
(18)Солнце уже клонилось к закату, и было совсем по-вечернему.
– (19)Здесь чёрт живёт, – неожиданно сказал Минтин, – это все наши старики знают.
– (20)Там, – указал пальцем в небо Олег, –  космонавты круглосуточно вкалывают, а  у вас – черти!
(21)Олег пихнул Вовку коленом и губами показал: «Авторитет!..» (22)А вслух сказал:
– (23)Вовка, сходи в разведку и выведи этого чёрта на чистую воду.
(24)Вовка поморщился... (25)А может, правда там кто-нибудь есть?
– (26)Я с тобой пойду! – закричал Егорка.
– (27)Вдвоём и дурак сходит, – отрезал Олег. – (28)Или ты один иди, или я один.
– (29)Ладно, пошёл я, – сказал Вовка.
(30)Он понимал: Олег точно уж пойдёт вместо него, но тогда – хоть в другую школу уходи.
(31)Вовка медленно зашагал к чёрному входу и замер. (32)Он зажмурил глаза, досчитал до пяти и вошёл. (33)Его охватила холодная, как вода, тьма. (34)Сердце стучало у самого горла... (35)Но глаза понемногу привыкли, и тьма немного рассеялась. (36)Он глянул в самый тёмный угол – прямо на него смотрели жуткие золотые глаза. (37)Ох и взвизгнул он, а потом засмеялся мелким, как дрожь, смехом и пошёл на эти глаза, ведь он разглядел  под ними знакомую сивую бороду.
– (38)Сивка, – с облегчением произнёс Вовка.
– (39)Молоток, старик! (40)Теперь ты легенда, Минтин по всей деревне разнесёт, –  как-то даже с завистью сказал Олег.
– (41)А, пустяки, главное, мы Сивку домой привели, – ответил Вовка и немного, конечно, соврал.
(42)Но он рад был происшествию, потому что Витёк его зауважал и  Сивка оказался Сивкой, а не чем-то вроде...                                                                                                                                              (По В.И. Одноралову)
 Одноралов Владимир Иванович  (род. в 1946 г.) – оренбургский поэт, прозаик, публицист и детский писатель. 


39

(1)Венька пришёл домой из школы, немного посидел в кухне, выпил стакан сваренного бабушкой клюквенного морса, посмотрел, как смешно, вытянув прозрачные лапки, спит в аквариуме белая крыска Марфуша, и всё же пошёл звонить маме на работу. (2)Так уж у них повелось: сразу после школы Венька всегда звонил ей и докладывал о своих делах.
– (3)Мам, я опять подрался… – медленно произнёс он и виновато замолчал.
(4)Из трубки какое-то время не раздавалось ни звука. (5)Мама расстроилась.
– (6)Всё ясно. (7)Поговорим вечером.
(8)Венька повесил трубку и задумался. (9)Что же это маме ясно? (10)Иногда то, что ей кажется абсолютно ясным и правильным, к школьной Венькиной жизни абсолютно неприменимо. (11)Например, мама заставляет его ходить в школу в пиджаке. (12)В сентябре на общешкольном собрании директор предложила родителям приобрести сыновьям пиджаки.(13)Дескать, школьная форма сейчас необязательна, а пиджаки будут мальчиков дисциплинировать и настраивать на серьёзный лад. (14)Мама на следующий же день потащила Веньку в магазин, где они купили обалденный, как ему тогда в горячке показалось, бежевый пиджак, в котором бросалась в глаза тонкая коричневая клетка. (15)«Как денди лондонский…» – радостно приговаривала мама, оглядывая Веньку. (16)Он себе тоже очень нравился в пиджаке, но только до тех пор, пока не пришёл в школу. (17)В своём 7 «А» один лишь он таким образом вырядился.
(18)Сначала Венька не очень огорчился: не все же мамы такие расторопные, как его. (19)Но ни через неделю, ни через месяц никто из одноклассников в пиджак так и не переоделся. (20)Ребята по-прежнему ходили в джемперах, джинсовках, куртках от спортивных костюмов, а самые крутые – в толстовках. (21)Венька попытался как можно быстрее запачкать пиджак, благо он был светлый. (22)Он уже предвкушал, что дня через два наденет в школу свой старый тёмно-синий свитер крупной вязки, но мама притащила с работы ещё один пиджак.
– (23)Вот! (24)Примерь! – щебетала она над Венькой. – (25)Тётя Нина отдала. (26)Витальке стал маловат, а тебе будет в самый раз.
(27)Венька, стиснув зубы, влез в Виталькин пиджак. (28)Он тоже был ничего: стального цвета в чёрную крапинку. (29)Только не нужен был Веньке этот элегантный пиджак! (30)Никто из его одноклассников в пиджаках по школе не ходил. (31)Никто! (32)Лишь один он! (33)Он, правда, ни разу ни от кого не слышал обидных слов в адрес своей одежды, но всем своим существом чувствовал, что никак не вписывается в этих пиджаках в мужской коллектив класса. (34)Когда у него, у Веньки, будет собственный сын, он ни за что не станет покупать ему никаких пиджаков. (35)Он внимательно изучит, в чём будут ходить друзья сына, и купит ему точь-в-точь такую же чёрную джинсовку, как у Пети Комиссарова: скромную, с многочисленными удобными карманами на «молниях» и кнопках.                                                                       (По С.А. Лубенец)*
Лубенец Светлана Анатольевна – современная детская писательница из Санкт-Петербурга, пишет книги о подростках, взаимоотношениях между ними, самых обыкновенных и не совсем обычных ребятах.  

40

(1)Весной 1942 года по ленинградским улицам медленно шли две девочки – Нюра и Рая Ивановы. (2)Впервые после долгой блокадной зимы oни отправились пешком с Петроградской стороны на Невский проспект, ко Дворцу пионеров. (3)Они обходили перевёрнутые трамваи, прятались от взрывов в подворотнях, пробирались по грудам развалин на тротуарах. (4)3имой девочки похоронили мать, умершую от голода, и остались одни в закопчённой квартире с обледеневшими стенами. (5)Чтобы согреться, сжигали мебель, одежду, книги. (6)Ослабевшую Нюру, до войны солистку знаменитого ансамбля, которым руководил Исаак Осипович Дунаевский, на санках отвезли в детский дом девушки – бойцы отряда противовоздушной обороны. (7)Рая Иванова поступила в ремесленное училище. (8)На исходе первой блокадной зимы их разыскала руководитель студии Р.А. Варшавская. (9)Как и другие работники Дворца пионеров, она, только недавно выписанная из госпиталя, шла по сохранившимся адресам, чтобы найти своих питомцев. (10)До войны Аничков дворец был сказочным детским царством, и вот теперь он снова готовился встречать детей.
(11)Из уст в уста передавалась казавшаяся невероятной весть: «Дворец пионеров ждёт нас!» (12)Об этой новости нельзя было узнать ни из газет, ни из сообщений по радио. (13)Дворец пионеров был помечен на гитлеровских картах как военный объект. (14)Как были помечены и Эрмитаж, и Русский музей.
(15)Из района в район, из дома в дом передавали как пароль: «Собраться в назначенный час...», и по улицам осаждённого города двигались дети – так начался подвиг педагогов и воспитанников ленинградского Дворца пионеров.
(16)Дети, конечно, были глубоко потрясены войной. (17)Они видели, как рушатся дома от взрывов, как падают в голодном беспамятстве люди. (18)Вера Бородулина потеряла отца, Витя Панфилов пережил смерть семерых родных... (19)В каждом доме было горе. (20)Впереди было ещё почти два года блокады...
(21)А в мае 1942 года во Дворце пионеров работали многочисленные кружки: танцевальные, вокальные, фортепьянные, рукоделия, рисования, художественного слова. (22)Искусство помогало детям выжить, но они ещё не знали о его подлинной силе.
(23)Летом 1942 года ребят впервые пригласили на военный крейсер. (24)Они поехали на грузовой машине, захватив музыкальные инструменты и танцевальные костюмы. (25)На палубе корабля играл мелодии Чайковского Витя Панфилов, танцевала Рая Иванова, читала стихи Вера Бородулина. (26)По щекам моряков, не раз смотревших смерти в лицо, текли слёзы. (27)3навшие цену мужеству, моряки видели силу духа ленинградских школьников. (28)Крейсер готовился идти в бой, из которого вернутся не все, и в этих ребятах была сама одухотворённая надежда. (29)Прощаясь с детьми, команда построилась. (30)Ребята стали вручать подарки, которые привезли с собой. (31)Взяв матерчатый кисет из рук девочки, старшина, на груди которого было два боевых ордена, сказал: «Принимаю третью награду Родины». (32)Моряки знали цену мужеству.                                                                                                             (По Л. Овчинниковой)*
Л. Овчинникова – современная российская писательница. 

41

 (1)На хуторе сон и тишина. (2)Мы идём вдоль низкого, белого под луной заборика, по-южному сложенного из плоского дикого камня. (3)Такое чувство, словно и родился я здесь, и прожил здесь жизнь, и теперь возвращаюсь домой.
(4)Громко стучу в раму окна. (5)Нечего спать, раз мы вернулись.
(6)И сейчас же распахивается дощатая дверь. (7)Панченко, ординарец мой, сонный, зевающий, босиком стоит на пороге.
– (8)Заходите, товарищ лейтенант.
(9)Хорошо вот так ночью вернуться с плацдарма домой. (10)Об этом не думаешь там. (11)Это здесь со всей силой чувствуешь. (12)Мне никогда до войны не приходилось возвращаться домой после долгой разлуки. (13)И уезжать надолго не приходилось. (14)Первый раз я уезжал из дома в пионерский лагерь, второй раз я уезжал уже на фронт. (15)Но и тот, кто до войны возвращался домой после долгой разлуки, не испытывал тогда того, что испытываем мы сейчас. (16)Они возвращались соскучившиеся – мы возвращаемся живые...
(17)Сидя на подоконниках, разведчики смотрят, как мы двое едим, и глаза у них добрые. (18)А в углу стоит широкая деревенская кровать. (19)Белая наволочка, набитая сеном, белая простыня. (20)Многого не понимали и не ценили до войны люди. (21)Разве в мирное время понимает человек, что такое чистые простыни? (22)3а всю войну только в госпитале я спал на простынях, но тогда они не радовали.
(23)Я ложусь на свою царскую кровать, пахнущую сеном и свежим бельём, и проваливаюсь, как в пух. (24)Глаза слипаются, но едва задрёмываю, как, вздрогнув, просыпаюсь опять. (25)Я просыпаюсь от тишины. (26)Даже во сне я привык прислушиваться к разрыву снарядов.
(27)И лезут в голову мысли о ребятах, оставшихся на плацдарме. (28)3ажмурюсь – и опять всё это перед глазами: землянка связистов, в которую попала бомба, дорога в лесу и чёрные высоты, занятые немцами...
(29)Нет, я, кажется, не усну. (30)Осторожно, чтоб не разбудить ребят, выхожу во двор, аккуратно притворив дверь. (31)Как тихо! (32)Словно и нет войны на земле. (33)Впереди луна садится за глиняную трубу, только краешек её светится над крышей. (34)И что-то такое древнее, бесконечное в этом, которое было до нас и после нас будет.
(35)Я сижу на камне и вспоминаю, как в школе сорок пять минут урока были длиннее двух веков. (36)Государства возникали и рушились, и нам казалось, что время до нас бежало с удивительной быстротой и теперь только пошло своим нормальным ходом. (37)Впереди у каждого из нас была целая человеческая жизнь, из которой мы прожили по четырнадцать, пятнадцать лет.
(38)Я воюю уже третий год. (39)Неужто и прежде годы были такие длинные?.. (40)Возвращаюсь в дом, укрываюсь с головой и, подрожав под шинелью, засыпаю.
(По Г.Я. Бакланову)*

* Бакланов Григорий Яковлевич (19232009) – писатель-фронтовик. Среди самых известных произведений автора – повесть «Навеки – девятнадцатилетние», посвящённая судьбам молодых парней – вчерашних школьников, попавших на фронт.
42


(1)Отца своего, который погиб на фронте, Авалбёк не помнил. (2)Первый раз он увидел его в кино, когда мальчику было лет пять.
(3)Фильм был про войну, Авалбёк сидел с матерью и чувствовал, как она вздрагивала, когда на экране стреляли. (4)Ему было не очень страшно, а иногда даже, наоборот, весело, когда падали фашисты. (5)А когда падали наши, ему казалось, что они потом встанут.
(6)Вот на экране появились артиллеристы. (7)Их было семь человек. (8)Один из них был смуглым, черноволосым, небольшого роста.
(9)И вдруг мать тихо сказала:
– Смотри, это твой отец...
(10)Почему она так сказала? (11)Зачем? (12)Может быть, случайно или потому, что вспомнила мужа. (13)И действительно, солдат на экране был очень похож на отца на той старой военной фотографии, которая висела у них дома.
(14)И мальчик поверил. (15)Он уже думал о солдате как о своём отце, и в его детской душе родилось новое для него чувство сыновней любви и нежности. (16)Как он гордился своим отцом! (17)И война с этой минуты уже не казалась мальчику забавной, ничего весёлого не было в том, как падали люди. (18)Война стала серьёзной и страшной, и он впервые испытал чувство страха за близкого человека, за того человека, которого ему всегда не хватало.
(19)А на экране шла война. (20)Появились немецкие танки. (21)Мальчик испугался. (22)«Папа, танки идут, танки!» – кричал он отцу. (23)Танков было много, они двигались вперёд и стреляли из пушек. (24)Вот упал один артиллерист, потом другой, третий... (25)И вот остался только отец, он медленно шёл навстречу танку с гранатой в руках.
– (26)Стой, не пройдёшь! – крикнул отец и бросил гранату. (27)В этот момент в него начали стрелять, и отец упал.
– (28)Это мой отец! (29)Вы видели? (30)Это моего отца убили... – закричал Авалбёк, желая, чтобы люди гордились его отцом так же, как он.
(31)И тогда соседский мальчишка, школьник, первым решил сказать ему правду.
– (32)Да это не твой отец. (33)Что ты голосишь? (34)Это артист. (35)Не веришь – спроси у киномеханика.
(36)Но киномеханик молчал: взрослые не хотели лишать мальчика его горькой и прекрасной иллюзии.
(37)Мать наклонилась к сыну, скорбная и строгая, в глазах её стояли слёзы.
– (38)Пойдём, сынок, пойдём. (39)Это был твой отец, – тихо сказала она и повела его из зала.
(40)Сердце мальчика было наполнено горем. (41)Только сейчас он понял, что значит – потерять отца. (42)Ему хотелось плакать. (43)Он посмотрел на мать, но она молчала. (44)Молчал и он. (45)Он был рад, что мать не видит его слёз.
(46)Он не знал, что с этого часа в нём начал жить отец, который давно погиб на войне.
(По Ч.Т. Айтматову)*
* Айтмáтов Чингúз Торекýлович (1928–2008) – киргизский писатель. 

43

(1)Солнечные лучи, легко пронзая белые занавеси, веером разлетаются по комнате.
(2)Что сулит мне этот долгожданный воскресный день? (3)Может, буду помогать маме собираться на дачу. (4)На даче, в двух шагах от застеклённой веранды, висит удобный, глубокий гамак, в который так хочется поскорее залезть, что он мне снится по ночам – в виде сказочной ладьи, плывущей над сосновым лесом. (5)А ещё на даче имеется сердитый медный самовар. (6)Он кормится шишками и очень недоволен, когда их мало.
(7)А может быть, сегодня пойдём гулять через Тучков мост, на Петроградскую сторону. (8)Забредём в Зоосад. (9)Вот это будет здорово! (10)Соседская Ирочка рассказывала, что там с недавних пор катают не только на пони, но и на верблюдах.
(11)А может, мы поедем в большой парк на островах. (12)В парке папа берёт лодку и даёт мне немного погрести. (13)Но это – мечты. (14)А покамест я ещё лежу в своей кровати.
(15)Вот скрипнула дверь. (16)Ныряю с головой под одеяло. (17)Пускай папа подумает, что я куда-то подевалась. (18)Я часто так от него прячусь, а он очень пугается и драматическим голосом взывает к несуществующей публике:
– (19)Пропал ребёнок! (20)Вот несчастье! (21)Куда же он у меня подевался? (22)Надо срочно позвонить в милицию! (23)Вы случайно не видели, дорогие граждане, здесь одну противную девчонку, которая вечно пропадает? (24)Ленка, Ленка, где ты?
(25)Тут я выскакиваю и ору:
– (26)Не надо милицию! (27)Я нашлась!
– (28)Ах, ты нашлась, – говорит папа, – вот я тебя сейчас!
(29)И у нас начинается развесёлая возня, беготня по комнате и швыряние подушек до тех пор, пока мама решительно не прекращает этот шум, который может потревожить соседей.
(30)Лежу, притаившись, и хихикаю под одеялом, но никто меня не ищет. (31)Делаю маленькую щёлку и оглядываю комнату одним глазом. (32)В чём дело? (33)Мама стоит подле табуретки с моими вещичками. (34)Она наклоняется, берёт платьице, перебирает его руками, а сама смотрит куда-то в сторону, в одну точку, и лицо у неё напряжённое и такое печальное, что мне становится не по себе.
(35)Высвобождаюсь из-под одеяла – мама словно не видит меня.
– (36)Мамуленька, видишь, я уже встала…
– (37)Да, да…
(38)Мама всё ещё отсутствует, её нет со мной.
(39)Тихонько дотрагиваюсь до маминой руки, и вдруг она, обычно такая сдержанная, крепко-крепко, до боли, обнимает меня, прижимает к себе, будто боится, что меня могут отнять у неё, забрать, увести.
(40)Приходит папа. (41)Он тоже какой-то необычный, невесёлый.
– (42)Лена, – медленно говорит он, – сегодня война началась. (43)Побудь дома одна. (44)Нам с мамой надо уйти.
…(45)Я встревожена. (46)Война! (47)Как это – война? (48)Что это – война? (49)От мальчишек из нашего двора я знаю, что война – самая интересная на свете игра, в которую девчонок берут только в виде исключения. (50)Все бегут, стреляют из деревянных пистолетов, рогаток, кричат «Ура!» и дерутся. (51)Но это игра… (52)А как выглядит война взаправдашняя?
(По Э. Фоняковой)*
Фонякова Элла Ефремовна (род. в 1934 г.) – петербургская писательница, чьи произведения посвящены ленинградской блокаде, с которой совпало детство автора.

44

(1)В дет­стве я не­на­ви­де­ла утрен­ни­ки, по­то­му что к нам в садик при­хо­дил отец. (2)Он са­дил­ся на стул возле ёлки, долго пи­ли­кал на своём баяне, пы­та­ясь по­до­брать нуж­ную ме­ло­дию, а наша вос­пи­та­тель­ни­ца стро­го го­во­ри­ла ему: «Ва­ле­рий Пет­ро­вич, по­вы­ше!» (3)Все ре­бя­та смот­ре­ли на моего отца и да­ви­лись от смеха. (4)Он был ма­лень­кий, тол­стень­кий, рано начал лы­сеть, и, хотя ни­ко­гда не пил, нос у него по­че­му-то все­гда был све­коль­но-крас­но­го цвета, как у кло­у­на. (5)Дети, когда хо­те­ли ска­зать про кого-то, что он смеш­ной и не­кра­си­вый, го­во­ри­ли так: «Он похож на Ксюш­ки­но­го папу!»
(6)И я сна­ча­ла в са­ди­ке, а потом в школе несла тяж­кий крест от­цов­ской не­су­раз­но­сти. (7)Всё бы ни­че­го (мало ли у кого какие отцы!), но мне было не­по­нят­но, зачем он, обыч­ный сле­сарь, ходил к нам на утрен­ни­ки со своей ду­рац­кой гар­мош­кой. (8)Играл бы себе дома и не по­зо­рил ни себя, ни свою дочь! (9)Часто сби­ва­ясь, он то­нень­ко, по-жен­ски, ойкал, и на его круг­лом лице по­яв­ля­лась ви­но­ва­тая улыб­ка. (10)Я го­то­ва была про­ва­лить­ся сквозь землю от стыда и вела себя подчёрк­ну­то хо­лод­но, по­ка­зы­вая своим видом, что этот не­ле­пый че­ло­век с крас­ным носом не имеет ко мне ни­ка­ко­го от­но­ше­ния.
(11)Я учи­лась в тре­тьем клас­се, когда силь­но про­сты­ла. (12)У меня на­чал­ся отит. (13)От боли я кри­ча­ла и сту­ча­ла ла­до­ня­ми по го­ло­ве. (14)Мама вы­зва­ла ско­рую по­мощь, и ночью мы по­еха­ли в рай­он­ную боль­ни­цу. (15)По до­ро­ге по­па­ли в страш­ную ме­тель, ма­ши­на за­стря­ла, и во­ди­тель визг­ли­во, как жен­щи­на, стал кри­чать, что те­перь все мы замёрзнем. (16)Он кри­чал прон­зи­тель­но, чуть ли не пла­кал, и я ду­ма­ла, что у него, на­вер­ное, тоже болят уши. (17)Отец спро­сил, сколь­ко оста­лось до рай­цен­тра. (18)Но во­ди­тель, за­крыв лицо ру­ка­ми, твер­дил: «Какой я дурак!» (19)Отец по­ду­мал и тихо ска­зал маме: «Нам по­тре­бу­ет­ся всё му­же­ство!» (20)Я на всю жизнь за­пом­ни­ла эти слова, хотя дикая боль кру­жи­ла меня, как ме­тель сне­жин­ку. (21)Он от­крыл двер­цу ма­ши­ны и вышел в ре­ву­щую ночь. (22)Двер­ца за­хлоп­ну­лась за ним, и мне по­ка­за­лось, будто огром­ное чу­до­ви­ще, лязг­нув че­лю­стью, про­гло­ти­ло моего отца. (23)Ма­ши­ну ка­ча­ло по­ры­ва­ми ветра, по за­ин­де­вев­шим стёклам с шур­ша­ни­ем осы­пал­ся снег. (24)Я пла­ка­ла, мама це­ло­ва­ла меня хо­лод­ны­ми гу­ба­ми, мо­ло­день­кая мед­сест­ра обречённо смот­ре­ла в не­про­гляд­ную тьму, а во­ди­тель в из­не­мо­же­нии качал го­ло­вой.
(25)Не знаю, сколь­ко про­шло вре­ме­ни, но вне­зап­но ночь оза­ри­лась ярким све­том фар, и длин­ная тень ка­ко­го-то ве­ли­ка­на легла на моё лицо. (26)Я при­кры­ла глаза и сквозь рес­ни­цы уви­де­ла сво­е­го отца. (27)Он взял меня на руки и при­жал к себе. (28)Шёпотом он рас­ска­зал маме, что дошёл до рай­цен­тра, под­нял всех на ноги и вер­нул­ся с вез­де­хо­дом.
(29)Я дре­ма­ла на его руках и сквозь сон слы­ша­ла, как он каш­ля­ет. (30)Тогда этому не при­да­ли зна­че­ния. (31)А он долго потом болел дву­сто­рон­ним вос­па­ле­ни­ем лёгких. (32)Эта ночь пе­ре­вер­ну­ла моё пред­став­ле­ние об отце.
(33)...Мои дети не­до­уме­ва­ют, по­че­му, на­ря­жая ёлку, я все­гда плачу. (34)Из тьмы ми­нув­ше­го ко мне при­хо­дит отец, он са­дит­ся под ёлку и кладёт го­ло­ву на баян, как будто украд­кой хочет уви­деть среди на­ря­жен­ной толпы детей свою дочку и ве­се­ло улыб­нуть­ся ей. (35)Я гляжу на его си­я­ю­щее сча­стьем лицо и тоже хочу ему улыб­нуть­ся, но вме­сто этого на­чи­наю пла­кать.
(По Н. Аксёновой)*
Аксёнова Нина – со­вре­мен­ный дет­ский поэт и про­за­ик.


Используемые ресурсы

ФИПИ, «По уши в ГИА», 
«Сдам на 5» https://sdamna5.blogspot.ru/

Дополнительно

Краткий словарь понятий и терминов на морально-этические темы  https://sdamna5.blogspot.ru/2017/07/153_6.html


Комментариев нет:

Отправить комментарий